Приговор по делу Пасько - комментарий защиты

Являясь защитником Григория Пасько и обладая совершенно точной информацией, могу со всей ответственностью утверждать, что произошедшее в конце 2001 года во Владивостоке является не проявлением законной воли суда, и даже не судебной ошибкой, а сговором ФСБ, военной прокуратуры и военного суда. Цель этого сговора – спасти честь мундира ФСБ и прокуратуры, которые за четыре года не смогли доказать виновность Пасько ни по одному, вменяемому ему эпизоду.

Понимая, что для защиты Григория Пасько необходимо иметь серьезные доводы, основанные на полной и достоверной информации по делу, считаю своим долгом представить Вам основные из них

Григорий Михайлович Пасько вплоть до ареста 20 ноября 1997 года работал журналистом в редакции газеты Тихоокеанского флота «Боевая Вахта». Освещать боевую подготовку частей, соединений и объединений флота на страницах газеты было его должностной обязанностью. Его статьи, которые имеются в распоряжении защиты, носили острый и принципиальный характер, направленный на разоблачение имеющихся недостатков в боевой подготовке, воровства, бесхозяйственности, а также критики виновников этого, включая высших должностных лиц командного состава флота. Многие его статьи касались экологических и социальных проблем Тихоокеанского флота. Кроме того, Г. Пасько занимался поиском и восстановлением могил погибших российских моряков в Японии. Для этого, он с разрешения командующего флотом несколько раз посещал Японию. Пасько, по роду своей деятельности, имел многочисленные контакты с журналистами японских СМИ, о чем он ставил в известность своих руководителей и командование флота.

20 ноября 1997 года Г. Пасько был арестован сотрудниками Управления ФСБ РФ по Тихоокеанскому флоту. Ему было предъявлено обвинение в совершении государственной измены.

С тех пор Пасько обвинялся в совершении 10 эпизодов «шпионажа». Каждый эпизод включал в себя (*) сбор с целью передачи, (*) хранение с этой же целью и (*) передачу сведений не разведке, а журналистам японских средств массовой информации. Эти СМИ телерадиокорпорация NHK и газета «Асахи Симбун» работают в России с середины пятидесятых годов прошлого века и в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности России никогда не обвинялись. Уже одно только это обстоятельство ставит под сомнение обоснованность претензий к Пасько.

В результате разбирательства из 10 эпизодов обвинения в приговоре остался всего один. Кроме того, по этому эпизоду суд исключил обвинение в передаче «секретов», посчитав доказанным лишь сбор и хранение информации с целью её передачи иностранцам. Все остальные обвинения были исключены судом как необоснованные. Таким образом, 4 года Пасько был вынужден защищаться от обвинения, которое даже военным судом более чем на 90% признано фиктивным.

Согласно вынесенному приговору, Пасько признан виновным в том, что он, будучи журналистом флотской газеты, ответственным за освещение в прессе темы боевой подготовки, 11 сентября 1997 года присутствовал на разборе учений Тихоокеанского флота. Со слов выступающих на этом заседании Пасько сделал некоторые записи на одном листе бумаги. Как пояснил Пасько суду, эти записи он намеревался использовать для подготовки своей статьи об итогах боевой подготовки флота за 1997 год. Не согласившись с этим, суд посчитал, что эти записи были сделаны Пасько для их передачи журналисту японской газеты «Асахи Симбун» Тадаши Окано.

Такой вывод сделан судом, несмотря на то, что Пасько не предпринимал никаких попыток передать эти записи кому-либо в период с момента их получения до их изъятия в ходе обыска по месту жительства. Никаких доказательств, подтверждающих намерения Пасько передать свои записи кому-либо, в материалах дела нет. И это несмотря на то, что именно в это время органы ФСБ активно осуществляли оперативно-розыскные мероприятия в отношении Пасько. Вся его почта контролировалась, телефон прослушивался, в квартире Пасько была установлена подслушивающая аудиоаппаратура, а сам он находился под пристальным наблюдением оперативных сотрудников. 13 ноября 1997 года Пасько убывал в Японию в служебную командировку. Теоретически он мог попытаться взять свои материалы с собой. При выезде в аэропорту он был тщательно досмотрен сотрудниками таможни и ФСБ. Рукописей при нем не оказалось.

Суд мотивировал свой вывод о неправомерной цели сбора лишь тем, что Пасько в нарушение требований приказа Минобороны СССР № 010 имел контакт с иностранцем - Тадаши Окано, с которым обменивался несекретной информацией экологического характера, и потому имел возможность передать иностранцу и секреты. Несостоятельность такой аргументации очевидна.

В приговоре суда также отмечено, что Пасько не имел никаких связей с иностранными спецслужбами и своими действиями не нанес никакого ущерба государству. Это обстоятельство добавляет противоречивости выводам суда о виновности журналиста.

Защита считает, что вынесенный военным судом приговор является незаконным и необоснованным по следующим причинам:

1) Вывод суда о том, что Пасько имел намерения передать секретные сведения (записи сделанные на разборе учений) Тадаши Окано – журналисту японской газеты «Асахи Симбун» не соответствует фактическим обстоятельствам дела. В материалах дела нет ни одного доказательства подтверждающего эти намерения. Этот вывод основан лишь на факте знакомства Пасько с японским журналистом.

2) Обвинение и приговор основаны на применении нелегитимного нормативного правового акта – Приказа Министра обороны РФ № 055 от 10 августа 1998 года, который в сентябре 2001 года был признан незаконным и недействующим Верховным Судом России.

3) Суд применил противоречащие Конституции РФ положения старой редакции Закона РФ «О государственной тайне».

4) Суд положил в основу обвинительного приговора доказательства, полученные с нарушением закона.

5) Признанные судом составляющими государственную тайну сведения таковыми не являются даже применительно к Приказу Минобороны РФ № 055.


При необходимости я готов предоставить любую другую информацию и документы по делу. Я также готов предоставить Вам доказательства того, что обвинительный приговор по делу Пасько является результатом сговора между спецслужбами и военным судом.

адвокат Иван Павлов
«Экологический Правозащитный Центр»

pavlov@sp.ru

191028, Санкт-Петербург, а/я 258
тел/факс (812) 273-63-40
(812) 327-29-43