Александр Гельман: «Черная книга». Василий Гроссман, Илья Эренбург

В издательстве «Корпус» недавно вышли две книги о Холокосте в СССР: «Черная книга», собранная и подготовленная к изданию Василием Семеновичем Гроссманом и Ильей Григорьевичем Эренбургом сразу после войны, но издать тогда ее запретили, и «Неизвестная «Черная книга» с текстами, которые по разным причинам не вошли в основной состав «Черной книги». В «Неизвестной «Черной книге» опубликовано мое небольшое эссе.

Chernaya kniga-1000
* * *

Я читал эту книгу, страницу за страницей, от начала до конца без перерыва.

Семилетним мальчиком, вместе с родителями я находился в гетто, потерял почти всех близких, но никогда не испытывал такого глубокого отчаяния, такого буквально библейского чувства скорби, как во время и после чтения этой книги свидетельств Катастрофы. Спасшиеся, чудом выжившие рассказывают, как это было - я читал и содрогался от ужаса, читал и своими словами, на русском языке молился Всевышнему, просил Его, требовал от Него, настоятельно требовал дать клятву, что Он никогда больше подобного человеконенавистничества не допустит. Надеюсь, Он простит мне эту наглость.

гельман

Тысячи людей в течение почти десяти лет по всей Европе были заняты этой работой: убивали евреев. И это были не только немцы. После работы они приходили домой, помогали женам по хозяйству, целовали детей, занимались любовью. Я нигде не читал, чтобы хоть один палач сошел с ума. Если бы их не остановили, они убили бы не шесть миллионов, а всех, всех до единого. Осталось бы только слово «еврей». Выжившие узники концлагерей и гетто никогда не забудут своих освободителей – бойцов и офицеров Красной Армии.
Самое страшное, что до войны, развязанной Гитлером, большинство из тех, кто прямо или косвенно оказался причастен к «окончательному решению еврейского вопроса», были обыкновенные, нормальные, добропорядочные люди. Когда вникнешь, вдумаешься в это, невозможно без тревоги смотреть в будущее. Мы уже никогда не будем уверены, что подобное не может повториться. Несмотря на клятвы и молитвы.
Чувство тревоги вызывает и сама история издания этой книги.

Она была готова к печати и уже частично набрана семьдесят лет назад, сразу после войны, но только сейчас опубликована в России. Сначала фашисты убили евреев, потом вожди СССР убили память об убиенных. Если бы «Черная книга» была опубликована семьдесят лет назад, если бы все эти годы она была в каждой библиотеке, в каждой школе, если бы чтение «Черной книги» входило в программу по современной истории, если бы все это было, мы бы сегодня, может быть не встречали в городах России толпы молодых людей, празднующих день рождения Адольфа Гитлера.
Я пишу эти заметки накануне великого еврейского праздника освобождения – Пейсах. В праздничные дни, следуя издревле сложившейся традиции, каждый еврей настраивает свою душу, свое воображение таким образом, чтобы ощутить себя одним из тех, кого Всевышний под предводительством Мойсея вывел из египетского рабства. Хотелось бы, памятуя эту традицию, чтобы в дни скорби по погибшим в Катастрофе, не только евреи, но и человек любой национальности ощутил себя хотя бы на несколько минут идущим в одной из тех колон, которые направлялись в газовые камеры. Один за другим, один за другим заходили люди в небольшое здание, а выходили оттуда через трубу на крыше в виде белесого кудрявого дыма. Заходили люди – выходил дым. Фабрики по переработке людей в дым исправно работали несколько лет.
Слава богу, что «Черная книга», книга скорбных свидетельств Катастрофы, будет, наконец, прочитана в России. Лучше поздно, чем никогда.

_Из ФБ Александр Гельман -

______________

"Черная книга". Под редакцией Вассилия Гроссмана и Ильи Эренбурга. М., Издательство "Корпус", 2014.

 

Поделиться: