Ефим Бершин: продолжение дискуссии

Бершин

Разумеется, в организации, которая призвана защищать гарантированную Конституцией свободу слова, не может возникать вопрос, печатать или не печатать на сайте ПЕНа письма и заявления его членов. Все надо печатать, не забывая при этом, что честная дискуссия – тоже неотъемлемое право писателей. А в последнее время в ПЕН-центре возникла именно дискуссия, а не раскол. Полагать, что наши споры – это раскол, значит повторять формулу сталинского времени: «Кто не с нами – тот против нас». Именно этого и хотелось бы избежать.

Я не знаю, о чем уважаемая Людмила Улицкая разговаривала с руководством международного ПЕНа, которое, по ее словам, недовольно низкой активностью нашей организации. Готов согласиться с тем, что члены ПЕНа могли бы, конечно, быть более активными в отстаивании прав писателя на свободное ХУДОЖЕСТВЕННОЕ слово. При этом поднимать активность борьбы за законность (а свобода слова, повторюсь, гарантирована законом) незаконными методам мы не имеем права. Именно об этом шла речь на нашем собрании, где выяснилось, что многие новые члены приняты в ПЕН с нарушением Устава. Это первое. Во-вторых, справедливо говоря о том, что надо защищать ВСЕХ писателей и свободу слова, Людмила Улицкая не упоминает, что в этом деле у нас случился изрядный крен. Такая явная политизированность правозащитной деятельности никогда к добру не приводит. Вот и тут неизбежно докатились до защиты нациста Бывшева. Именно этот факт и дал повод пропагандисту Пушкову состряпать нелицеприятную для членов ПЕНа передачу. Допускаю, что при желании облить кого-то грязью нашему телевидению и повод не нужен. Но в данном случае факт есть факт. Воевать с пропагандой – себе дороже. Надо просто ей не поддаваться. Но если уж воевать, то с любой пропагандой, что с нашей, что с не нашей.

Людмила Улицкая утверждает, что сегодня «провести границу между правозащитной и политической деятельностью в наших условиях невозможно. Иначе мы превратимся в организацию по защите прав собачек и кошек». Я не знаю, стоит ли сравнивать писателей с собачками и кошками, но границу между правозащитной и политической деятельностью провести можно. Для этого есть Устав ПЕНа. И для этого есть Конституция РФ. Если государство нарушает собственную Конституцию, мы обязаны выступить. Но самим нарушать Конституцию нельзя. А сложность, конечно, состоит в том, что многие писатели, помимо своей основной работы, занялись политикой. Но политика – это уже иная сфера деятельности. Там работают другие правила.

Следует ли нам заниматься политикой? Следует ли нам, не зная, не понимая истинных геополитических причин происходящей сегодня трагедии, безоговорочно вставать на ту или иную сторону? Следует ли нам, осуждающим любую пропаганду, тем не менее, на нее опираться в своих выводах? Думаю, что не следует. Писатель, на мой взгляд, должен быть выше любой пропаганды, а опираться в своих выводах должен на знание истории и культуры как своей страны, так и стран ее окружающих. И тогда пропаганда не понадобится.

Ефим Бершин

 

Поделиться: