С.Чупринин:Пусть каждый голос будет услышан!Пусть власть не вмешивается в художественный процесс

О Есенине, «Тангейзере» и не только...

 

чупринин1

Год литературы в России подходит к середине. Существенных изменений: поголовно вспыхнувшей тяги соотечественников к чтению, волны выпущенных за государственный счет книг молодых авторов или бесплатной раздачи литературы на улицах – мы пока не заметили... 

Да и отчётные мероприятия те же, что и всегда. В лучшем случае события Года литературы находятся в области ожиданий. Например, в Рязани в Год литературы ожидается выпуск новых книг к 120-летнему юбилею Есенина.

Но чем должен отличаться год с таким посвящением от любого другого года?

Своими мыслями с «Вечеркой» поделился член Оргкомитета по проведению Года литературы в Российской Федерации, доктор филологических наук, профессор, литературный критик, литературовед и публицист Сергей Чупринин.

Бюрократический креатив 

– Сергей Иванович, как Вы относитесь к тому, что 2015 год объявлен в России Годом литературы, и вообще к практике объявления «тематических» годов? 

– Наверное, каждый согласится, что читают у нас всё меньше. Тиражи книг и литературных журналов падают, а цены на них взлетели до небес. Книжные магазины закрываются, библиотеки пустеют, авторитет писателей и писательского слова убывает… Для России, которая всегда была страной литературоцентричной, это серьезный вызов.

И я буду только рад, конечно, если государство ответит на него структурными преобразованиями во всей сфере, связанной со словом. То есть, создаст режим наибольшего благоприятствования для издателей, выпускающих качественную литературу, облегчит налоговое бремя для книготорговцев, выстроит наконец систему книгораспространения, чтобы москвичи и жители самых дальних регионов получили равный доступ к культурным ценностям. Можно ведь вернуть литературу и в школу, и на телеэкраны, озаботиться социальным статусом писателей, разработать систему грантов для всех тех, кто занят искусством, а не производством коммерческого чтива… Но, увы, участвуя в заседаниях Оргкомитета по проведению Года литературы, знакомясь с региональными программами, я вижу, что и бюрократический, выражаясь по-нынешнему, креатив, да и деньги, отпущенные государством, по большей части уходят в парадные мероприятия. В дорогостоящие и, увы, разовые проекты, в события для галочки. Начальство, одним словом, хочет праздновать и рапортовать о победах, тогда как надо бы проблемы решать. Давно назревшие проблемы.

СПРАВКА «ВР». Сергей Чупринин – выпускник филологического факультета Ростовского государственного университета. С 1976 по 1989 год – обозреватель «Литературной газеты», с 1989 – первый заместитель главного редактора, с 1993 – главный редактор российского ежемесячного литературно-художественного и общественно-политического журнала «Знамя».

Место в обществе 

– Каково, на Ваш взгляд, сегодня место писателя и поэта в обществе? В ХХ веке в России часто менялись литературные кумиры и отношение к писательской деятельности… 

– Есть известная фраза, что на Руси всегда плохо работали церковь, суд и школа. Поэтому писатели вынуждены были, отвлекаясь от собственно художественных задач, брать на себя обязанности духовников, судей и учителей общества. Это, действительно, определило совершенно особое место русской словесности в созвездии мировых литератур. Стало нашим, по словам Афанасия Фета, патентом на благородство. Что же теперь? К церкви, суду и школе у нас по-прежнему много претензий. И я с огромным уважением отношусь к тем поэтам, прозаикам, публицистам, которые держат в нашей литературе традиции гражданственности и силою своего слова, своего примера пытаются воздействовать и на власть, и на общество. Но значит ли это, что каждый писатель должен – вспомним Маяковского – «кастетом кроиться миру в черепе»? Конечно, нет, и еще раз нет. Тонкие лирики и вдумчивые психологи нам дороги не менее, чем «агитаторы, горланы, главари». Поэтому я с пониманием отношусь и к тем авторам, что злобу дня оставляют за порогом своей творческой мастерской, посвящая себя тайнописи, глубинному зондированию человеческой личности, искусству для искусства, наконец. Их голос современникам, может быть, менее слышен, чем наставления писателей-учителей и трубный клич писателей-пророков... Но ведь настоящая литература – послание не только современникам, но и потомкам.

– Как Вы воспринимаете практику создавать «гениев места» из писателей – уроженцев того или иного региона и равнять на них местных авторов? Кстати, возможно ли вообще существование «энской» литературы? 

– Никакой «рязанской» или «казанской» литературы, конечно же, нет. Литература у нас на всех одна, и это один из факторов, связывающих нацию в единое целое. Так что и авторы, живущие в провинции, вправе ставить перед собою не местечковые, а масштабные художественные задачи, адресуя свое слово не только землякам, но и общероссийской аудитории. И в то же время надо понимать, что развитая литература – это система очень сложная, многоуровневая. В ней должно быть место и гениям, и писателям с гораздо более скромным дарованием, и творцам суверенных авторских вселенных, и добросовестным бытописателям – тем, кто всего лишь честно свидетельствует о времени и о своих соседях по жизни. Помните, один из героев Андрея Платонова говорит о себе: «Без меня народ неполный»? Так вот и литература: если оставить в ней лишь тех, чьи имена стали общероссийскими брендами, а на прочих наплевать, она будет неполной, заведомо обуженной. Поэтому, заботясь о том, чтобы и в Рязани каждый смог без проблем купить книгу лауреата Букеровской премии или прочесть свежий номер журнала «Знамя», надо поддерживать и региональные альманахи, и местных издателей-энтузиастов, и литературные клубы, и краеведческие проекты – всё, что восстанавливает единство российской словесности, оказавшееся в последние десятилетия под угрозой.

Любовь по разнарядке? 

– В этом году отмечается 120 лет со дня рождения Сергея Есенина. К дате готовятся: собирают книгу стихов местных поэтов «Венок Есенину». Поговаривают, что в ней одно стихотворение должно быть посвящением Есенину, другое – на любую тему. Если вправду выйдет так, не окажется ли это любовью по разнарядке? 

– Сборники стихотворных посвящений великому поэту – это не более чем венки, которые по памятным датам мы возлагаем к его могиле и его памятникам. Дело, что и говорить, хорошее, но очень уж какое-то легкое, часто просто отписочное. Сегодня гораздо важнее, на мой взгляд, не бить ритуальные поклоны, а попытаться актуализировать есенинское наследие, освежить наше отношение к нему. Вот посмотрите: месяца же не проходит, чтобы в печати не появлялись публикации, связанные с именами Блока, Пастернака, Мандельштама или Ахматовой. Тут и архивные находки, и неожиданные прочтения великих текстов, и их сценические интерпретации – да мало ли того, что держит эти имена на первом плане читательского сознания. А ведь Есенин, как и Маяковский, фигуры того же ряда, и привлечь к ним внимание не венками и ритуальными заклинаниями, а свежими прочтениями в духе XXI века – задача необходимая. Равно благородная и благодарная.

– Каким, как Вам видится, должен быть литературный прогресс? 

– Слово «прогресс» меньше всего годится в разговоре о культуре. Это ведь только в советские годы говорили (да и тогда только дураки говорили), что «автоматчики партии» (как власть называла писателей) преодолели «ошибки» Толстого или изжили «заблуждения» Достоевского...

Сейчас, слава Богу, никому не придет в голову доказывать, что, например, Виктор Пелевин или Людмила Улицкая пишут лучше, допустим, Тургенева или больше, чем Тургенев, разбираются в человеческих душах.

Но литература – живой организм, она меняется, как всё живое. И я с равным уважением отношусь и к тем, кто хранит традицию, пишет с оглядкой на нормы классического XIX века, и к тем, кто бунтует, стремится обновить и словарь искусства, и его задачи. Мне кажется правильным, когда архаисты и новаторы, сражаясь друг с другом, создают равновесие, баланс сил в современной им культуре.

В этом смысле проведу аналогию. Здоровой и многообещающей мне видится атмосфера, в которой Малый театр ставит спектакли по лекалам былого, а где-нибудь в Новосибирске дают будоражащее скандальное прочтение вагнеровского «Тангейзера». Пусть каждый голос будет услышан! И пусть власть не вмешивается в художественный процесс, давая возможность и право каждому читателю, каждому зрителю, каждому слушателю сделать свой выбор.

Автор: Елена Сафронова
Поделиться: