ОТВЕТ ЮННЫ МОРИЦ НА ПИСЬМО ВОЙНОВИЧА

Прочла письмо Войновича, суть – он в восторге от Сергея Пархоменко, приглашённого в ПЕН Улицкой и принятого в ПЕН с нарушением Устава.

Весь текст письма построен, как Вавилонская башня фантазий Войновича, эту башню он разоблачает и ведёт с этой башней бурную полемику. Чем прекрасен Пархоменко? Он "известнее многих, принятых в ПЕН "правильно", но неизвестно зачем?"

Кто эти – "многие", и кому именно эти "многие" известнее, чем Пархоменко? Эти многие, как Войнович уверен, "говорят приблизительно так: что? где: кого посадили? А меня это не интересует, я – писатель". Где именно и от кого из членов нашего ПЕНа слышал Войнович такую хренотень?

Далее, он утверждает, что во время защиты Григория Пасько "быть правозащитником было безопасно, почётно и выгодно". Фантастическое враньё. Лично я в это время выступала на суде в группе общественной защиты Алины Витухновской, и это было совсем не безопасно, не почётно и абсолютно не выгодно. Выступавший после меня следопыт напрямик угрожал ("вы ещё за это поплатитесь!"), а за то, что я дала рекомендацию в Союз писателей сидящей в тюрьме Витухновской, меня в телеящике Шахрай обозвал врагом всех властей. Поэтому лично мне совсем не кажется сильно свежей менторская мысль Войновича, что "защита прав человека, чем опаснее, тем нужнее. В таких условиях быть правозащитником, не будучи им, должно быть стыдно." Кому именно должно быть стыдно?

Среди заслуг Пархоменко: "постоянно и бескомпромиссно отстаивает", "разоблачает… носителей дутых репутаций и владельцев списанных диссертаций, резко и по существу критикует систему".

Когда я писала о фашистском расстреле украинского писателя и журналиста Олеся Бузины, никакого Пархоменко рядом не стояло. Нашу "систему" критиковать и разоблачать сегодня очень выгодно и очень легко, этим не занимается только ленивый. Но не наша "система" бомбила Сербию бомбами с надписью "С Пасхой", и оккупировала Ирак, устроив гастроль с виселицей и с пробиркой вранья в ООН, и уничтожила Ливию, и затопила Европу огромными потоками беженцев, - от этой системы защитить права человека трудней всего и опасней. Это – не для "бескомпромиссного" Пархоменко.

Войнович пишет: "он, безусловно, как мало кто, заслуживает права быть членом российского ПЕН-центра".

Вопрос: как мало кто? о ком именно речь?

"Тятя, тятя, наши сети притащили"… храбреца!

Поделиться: