Евгений Ермолин: А из зала мне кричат: «Давай подробности!»

Собственно, не из зала, а из фб. По поводу собрания Русского ПЕН-центра. ОК, рецензия.

Пока я ехал на извозчике из Москвы в Ярославль, все случившееся легло у меня в схему, которая выглядит довольно банально. Но уж какая есть. Социум вообще не великая тайна.

За долгие годы в РПЦ сложилось руководство, которое называет себя элитой (И. Волгин) и не желает теперь терять власть. Нюанс в том, что в большинстве эти люди - кто явно, кто скрыто - разделяют модные политические тренды официоза, а с таким настроением заниматься правозащитой западло, поэтому делают они это нехотя, в борьбе с самими собой, с самими собой. Они хотят петь осанну, а от них требуют гневного слова осужденья. Ну как тут не выйдешь из себя и не начнешь осыпать критиков оскорбительными кличками. (Те иногда тоже в долгу не остаются, но они хотя бы не начальство.)

Как быть, имея такую элиту, сказать довольно затруднительно. Скорее всего она сама отчасти перекуется, отчасти рассосется, как это исторически происходило везде и всегда, когда запросы истории приходили в противоречие с сословным эгоизмом. Не всегда для этого нужна революция (аристократия почти повсеместно, к примеру, оказалась невменяемой и платила часто по полной, а вот буржуазия в ХХ веке была почти повсеместно вполне обучаемой и спаслась за счет компромиссов).

И такой момент почти уже наступил. Ради сохранения своего статуса элита РПЦ объявила о готовности к компромиссам. Такие объявления никогда не бывают искренними, но этого от них и не ждут. Но остановить этот процесс еще труднее, чем начать (читайте хоть про развитие Великой Французской революции, стимулированное несговорчивостью аристократии, - а ведь могла бы, как в США, создать нормальную конституцию и жить с ней уже вот почти 250 лет).

Важно еще, что писатели - это все же творческие одиночки. Корпоративное сознание у них приходит в причудливую связь с личными амбициями и игрой воображения. Искренность подчас побеждает расчет. Талант прорастает там, где не ждешь. Вот скажем докладчик, Е. Попов. Он ведь и сам скорее всего знает, что нельзя ему быть докладчиком. Но товарищи доверили, куда денешься. А нельзя потому, что Попов все, о чем бы ни говорил, любую тему гениально превращает в игру и шутку, в иронический парафраз. Я б сказал, глумится над той серьезностью, которую ему поручено донести. (Кроме разве что темы дружбы, на нее у него табу.)

О некоторых кульминациях.

Писатели наши, увы, в массе лишены исторического чувства. Они в этом смысле плоть от плоти плебса, живущего однова, и не задумывающегося о том. как на них посмотрит потомок. Иначе разве стал бы так себя вести председательствовавший Б. Евсеев, жалко, неубедительно отрицавший, отвечая Н. Ивановой, что он вписался в политический грант. Это была одна из кульминаций собрания.

Другой кульминацией было замечательное выступление Е. Сидорова, призвавшего элиту к смирению. В устах бывшего министра, сохранившего достоинство и без должности, это звучало страшно убедительно.

Все упреки в адрес "маргинальной" оппозиции были провалены, дружным голосованием за два именно ее предложения (оглашенные О. Дробот): собственно, ничего более важного собрание и не сделало.

Выставленные против оппозиции передовые бойцы выглядели грустно. Вероятно, их наспех навербовали из крымнашей, а крымнаш это все-таки немного диагноз.

В этом смысле остроумно смотрелось отсутствие А. Битова, которое никто не объяснил. Поскольку и послание от него ведущий читать почему-то не стал, интрига осталась неразгаданной.

Написал для френдов, хотя во френдах у меня половина членов Пена, но уж так тому и быть. Не обессудьте, был искренен.

Поделиться: