Борис ЕВСЕЕВ. ПЕН-КЛУБ НЕ СУД КАРАЮЩИЙ, А ИНСТРУМЕНТ МИЛОСЕРДИЯ

Борис Тимофеевич Евсеев родился в 1951 году. Прозаик, эссеист, член Союза российских писателей, вице-президент Русского ПЕН-центра. Получил музыкальное, литературное и журналистское образование. В советское время печатался в Самиздате. Лауреат Премии Правительства Российской Федерации в области культуры, Бунинской, Горьковской и других премий, финалист «Ясной Поляны», «Большой книги», «Русского Букера». В настоящее время ведёт семинар прозы в институте журналистики и литературного творчества (ИЖЛТ, Москва).

htmlimage

источник: "Литературная Россия"

– Борис Тимофеевич, из ПЕН-центра до нас доносятся в последние недели какие-то обрывочные восклицания. То Лев Рубинштейн заявляет о выходе из ПЕНа, то ещё кто-то, нам малоизвестный, но таким широким жестом вписывающий себя в литераторский дайджест… Скажите, с чего всё началось, чем кончилось, и относится ли к литпроцессу, на Ваш взгляд?

– Начну с последних событий. 15 декабря 2016 года – прошло общее собрание. Был избран новый президент – известный писатель и правозащитник Евгений Попов. Андрею Битову, которого все мы любим и уважаем, здоровье, к сожалению, не позволяет нести такие нагрузки, его мы избрали почётным президентом. Новый президент предложил свой состав исполкома, кто-то остался, кто-то ушёл… А теперь – о том, что происходит прямо сейчас: наш исполком, да и весь ПЕН втягивают в тяжёлую и ненужную борьбу. Два-три десятка блоггеров, журналистов и писателей, хотят навязать свои политические взгляды остальным пеновцам. А их около 400 человек.

– А можно огласить пофамильный списочек этих людей?

– Этот «списочек» – на всех сайтах. Лучше я скажу о тех, кто в «списке» верховодит. На последнем исполкоме, уже после Общего собрания, из наших рядов, за публичные оскорбления Андрея Битова и попытки раскола нашей организации был исключён Сергей Пархоменко. Он и принят был вопреки уставу. Во всех трёх редакциях устава говорится о том, что в ПЕН принимают только писателей. А Пархоменко – не писатель, он журналист и блоггер. Попытки развала ПЕН-центра стали ощущаться два с лишним года назад. Тогда небольшая группа писателей отправилась в Киев на конгресс интеллигенции, спешно организованный М. Ходорковским, и от имени Русского ПЕН-центра стала просить прощения у Украины. Ни Андрей Битов, ни Евгений Попов, ни другие вице-президенты на выступления от лица всей организации согласия не давали. В ПЕН-центре против этой украинской поездки Улицкой, Рубинштейна, Пархоменко и других – начались протесты. Но вместо того, чтобы признать ошибки, наши оппоненты стали устраивать склоки, посыпались обвинения в фэйсбуке: мол, в ПЕНе засели «путиноиды», «нашисты» и т.д.

Я хочу напомнить: Русский ПЕН-центр не политическая, а правозащитная организация! Так записано в уставе. Провокационные материалы стали попадать и на наш официальный сайт. Это вызвало резкий протест – не только у нас, но и у российского Минюста. Вскоре Минюст выставил ряд претензий. Главная из них: на сайте ПЕНа размещены материалы экстремистского характера. Они касались «кровавой диктатуры», были призывы к «изоляции России». Я-то эти выражения употребляю в кавычках – а наши противники, их со сладострастием вывешивавшие, употребляли в прямом смысле. У них вообще всё звучало без кавычек: и про то, что Крым не наш, и что Россия страна-агрессор. После того, как провокационные материалы перестали публиковаться на официальном сайте, г-ном Пархоменко был создан очередной фальшак: лже-сайт, почти полностью копирующий логотип ПЕНа, который долгое время выдавали за наш «голос». На том сайте опять-таки давались провокационные материалы, были призывы к «майдану» в Москве и др. Сейчас Пархоменко живёт в США, но и оттуда умудряется давать свои «вказивки».

– Но ведь исторически майдан был в России до украинского майдана последнего – Болотная 2012-го, в феврале я там был, например.

– Я тоже был на Болотной, но ходил туда с чисто писательской целью: увидеть, как всё обстоит на самом деле. А вот люди, подобные Пархоменко, хотели на этой площади заработать политические очки, устроить кровавую заваруху, расшатать власть, растоптать действующую Конституцию. Но вместо всего этого «запевалы» с Болотной многих честных людей, – просто недовольных уровнем жизни в стране, – подвели под монастырь. На Болотной был не «майдан», а жутковатый перформанс…

– А кого вы в своём Русском ПЕН-центре вообще защищаете?

В первую очередь мы защищаем писателей, журналистов, деятелей культуры. Мы писали письма в защиту Лимонова. Но защищали и Витухновскую. Мы всегда защищали и правых, и левых. Защищали писателей, журналистов, которые попали в такие переделки, из которых им самим было не выбраться.

– Мне известно, что в посольстве Украины на презентации книги о Сенцове был представитель ПЕНа, Владимир Сергиенко, давший нам обширное интервью в № 27-м за 2015-й год…

– Мы просили смягчить участь Олега Сенцова, хотя люди из окружения Пархоменко теперь лгут, что не защищали. Совершённых Сенцовым действий мы не оправдываем. Но так как Сенцов кинорежиссёр и писатель – он выпустил четыре книги – нас беспокоит судьба творческого человека. Однако мы не можем и не должны подменить собой судебные инстанции. Мы не суд карающий, мы – инструмент милосердия! А вот те, что кучкуются вокруг Пархоменко, думают, что могут подменять собой суд. Это ясно из их заявлений. Кстати, и в 2015 и в 2016 году наши оппоненты старались возвратить тот «теневой исполком», который был создан во время вице-президенства Людмилы Улицкой в 2015 году. Тогда «Теневой исполком» все важные решения принимал, подменяя собой исполком подлинный. Этот же «теневой исполком» действует и теперь, каждый день в своих устных и письменных воззваниях отправляя действующий исполком в отставку и проч.

Вот пример. Совсем недавно на одном из порталов Мариной Вишневецкой была опубликована выборочная и тенденциозная видеозапись Общего собрания. Теперь на эту запись ссылаются, как на «документ». А документ-то липовый. Грош ему цена в базарный день! Потому что существует полная запись, официально проводившаяся на собрании, там-то как раз и слышны вопли и оскорбления наших оппонентов, называвших присутствующих «негодяями», тыкавших Евгению Евтушенко и говоривших ему: «ты чего сюда пришёл!»

Теперь, казалось бы, страсти должны поулечься: собрание прошло, оно легитимно, кворум был. Но начинается другая песня. Тайный мотив которой, однако, всё тот же: отдайте власть нам! Мы сделаем из Русского ПЕНа политическую дубинку к президентским выборам 2018 года! Тайное – всегда становится явным. Вскроется когда-нибудь и подлинная подоплёка действий г-на Пархоменко и иже с ним.

– Кстати, какие теперь будут внесены изменения в устав, чтобы застраховаться от перекосов в сторону каких-либо групп?

– Сначала чуть истории. Нас сейчас обвиняют, в том, что мы работали не по тому уставу, который «был принят». На самом деле мы работали по уставу, который был принят и утверждён Общим собранием в 2008-м году. До этого были уставы: 1992-го, 1996-го… А в 2008-м году был создан вариант, по которому сейчас и живём. Да, Минюст этот устав не утвердил, но не из-за тех – по сути, блокирующих работу ПЕН-центра поправок, – на которых так настаивали наши оппоненты. Там были замечания совсем иного рода, касающиеся нашей принадлежности к Международному Пен-клубу и т. д. Наши оппоненты упирают на то, что устав нелегитимен. Но юристы чётко разъяснили: они просто хотят внедрить «блокирующий устав», который приведёт к развалу нашей организации. В этом блокирующем уставе (1992-го года) есть положение, в котором каждый член ПЕНа имеет право выдвинуть на Общем собрании любого из коллег в Президенты, вице-президенты, в исполком, ревизионную комиссию... Вы представляете, что будет, если четыреста человек будут одновременно выдвигать каждый по два кандидата? Мы просто не сможем работать.

– Чем ещё занимается новоизбранный Исполком ПЕНа?

– Ещё в прошлом году была организована работа Информационно-правозащитного бюро, с Правозащитной общественной приёмной и Пресс-центром. Продолжаем принимать рукописи на соискание впервые созданной премии имени Фазиля Искандера. Начали подготовку к изданию трёхтомника, посвящённого тридцатилетию ПЕНа, которое будем отмечать в 2019 году. Начинаем работу над документальным фильмом под условным названием «Зачем России Русский ПЕН?» Наконец, упорно трудимся над организацией собственного Видео-центра, с дискуссиями и диалогами в прямом эфире всех 400 наших писателей. Поверьте, это непростая работа!

– А личные творческие планы каковы?

– Не люблю рассказывать о том, что ещё в работе. Но проговорюсь: пишу роман. А к тому времени как выйдет интервью, закончу и сдам в печать повесть, для меня во многом неожиданную, связанную с поразительным краем: с Чукоткой…

– Только что вышла ваша книга о Донбассе «Казнённый колокол» – в ней среди прочего вы публикуете свои беседы с Владимиром Богомоловым, автором повести «Иван», по которой было снято «Иваново детство» Андрея Тарковского. Богомолов возникает у вас в Донбассе, как бывший СМЕРШевец – могли бы вы, уже поскольку книга вышла в свет, «проговориться», именно об этом эпизоде книги, которая, как я понял, устроена наподобие реки и её притоков…

– В 2000–2002 годах я несколько раз по просьбе Владимира Осиповича Богомолова приезжал к нему. Он хотел, чтобы я написал полемическую статью о фильме «В августе 44-го», а я хотел написать эссе о нём самом. Замыслы эти осуществлены не были. А на Донбассе Богомолов возникает потому, что в тех давних разговорах он предсказывал новые конфликты по границам наших бывших республик. Зная, что я родился в Новороссии, он затрагивал в разговорах и эти края. Ну, а в самом «Казнённом колоколе» – 12 рассказов и 8 дорожных зарисовок. Они возникли во время последней по времени моей поездки на Донбасс, в марте-апреле 2016-го. Как раз в одной из таких зарисовок, близ вечернего, таившего в себе реальную опасность енакиевского леса, те разговоры с Владимиром Осиповичем и вспомнились. Не лишним будет заметить: все высказывания Богомолова, дающиеся в книге – это точная запись наших с ним разговоров, которые раньше никогда не публиковались.

Беседовал Дмитрий ЧЁРНЫЙ

Поделиться: