Марина Ахмедова: «Сначала спасение национального наследия, а потом новый музей».

Настало время, когда я готова выразить признательность главе республики Дагестан. Вот буквально сегодня он в очередной раз поменял решение. Еще вчера планировал строить музей «Россия – моя история» в махачкалинском парке Ленинского Комсомола, а сегодня – уже нет. Верней, то – даже не музей, а целый комплекс мультимедийных экспозиций, отражающие особо яркие моменты в истории России.

Проект – федеральный, то есть имеется план построить такие же комплексы в еще девяти регионах России. Сам президент страны патронирует его. Об этом с особым почтением заявляет глава республики Дагестан Рамазан Абдулатипов и в прессе, и в своих соцсетях. Гордость звучит в его словах – Махачкала станет первым городом, в котором появится такой музей.

«Для рассмотрения в Москву было отправлено шесть разных участков, расположенных в центральной части города, - сообщила пресс-служба мэрии Махачкалы. – Местом реализации, по решению руководителей проекта в Москве, был определен парк Ленинского комсомола». Дальше – «…постановлением правительства республики Дагестан от 15 ноября 2016 года было постановлено создать Дагестанский некоммерческий фонд «Россия – моя история. Город Махачкала», главой республики Рамазаном Абдулатиповым издано распоряжение, которое разрешает предоставить Дагестанскому некоммерческому фонду на срок 49 лет в аренду без проведения торгов находящийся в собственности муниципального образования земельный участок площадью 1,05 га». Стоимость проекта для бюджета – 140 миллионов рублей при софинансировании федерального бюджета.

И радоваться бы Рамазану Гаджимурадовичу – все-таки первый в регионе, все-таки Путин-патрон, софинансирование все ж. Но омрачили его радость рассерженные горожане, которые почему-то не поняли (а, может, им никто не объяснил) – отчего это Москва, а не сами махачкалинцы, решает, быть ли в городе музею или где ему быть. «Музею в парке – нет!». «Музею в парке – да!» - ответила республиканская администрация.

Впрочем, стоит помнить, что Махачкала – это город, в котором бензозаправки вырастают прямо на тротуарах, прилегающих к жилым домам. Город, где по пальцам можно пересчитать деревья. Где на каждом свободном пятачке – магазин, салон красоты или банкетный зал. И сохранился в нем только один зеленый островок – парк Ленинского комсомола. Единственное место, попав в которое, под тень старых деревьев, можно мысленно перенестись в прежнюю Махачкалу, в которой не было спецопераций, росли деревья, каждый клочок земли не продавался, богатые не демонстрировали свое высокомерное превосходство бедным, бедных не было, справедливость не была поругана и выдворена за пределы республики. Каждый житель Махачкалы мог бы связать свою историю с историей парком. Мог бы рассказать, как сбегал сюда после школы, как фотографировался под тем деревом с невестой в свадебном платье, как привел сюда своего первого ребенка, и тот под этими деревьями, по этим дорожкам делал первые шаги. Парк – стар, о нем у людей долгая память. Каждый махачкалинец мог бы рассказать обо всем этом, если бы его спросили. Но он – среднестатистический махачкалинец – столь долго молчал, что и в этот раз было решено его не спрашивать.

А теперь, когда вы знаете, что такое парк, и почему планы строить в нем музей «Россия – моя история» рассердили горожан, пришло время объяснить, и за что нужно выражать признательность Рамазану Абдулатипову. За гражданское общество, которое именно в годы его службы на посту главы республики зародилось и дало о себе знать. Именно его – Абдулатипова решения, не основанные на здравом смысле – сплотили граждан, не только не пересекавшихся друг с другом раньше, но и бывших до того идеологическими противниками. В парке религиозные радикалы объединились с проповедниками светского образа жизни, бизнесмены с художниками, и сказали – #ПаркНаш. Жители близлежащих домов сплотились в патруль, надели зеленые повязки и охраняли каждое дерево своей памяти. Бизнесмен из офиса, расположенного по соседству с парком, сбрасывал в соцсети всю оперативную информацию о происходящем в парке. Горожане, долгое время позволявшие убивать город, растаскивать его по кускам под частный однотипный бизнес, проснулись, гражданское общество подняло голову и произнесло – «Нарушено наше право на благоприятную окружающую среду. Право, гарантированное Конституцией».

- Сто сорок миллионов! – неслось из соцсетей. – Потратьте их на садики и школы. На разбитые дороги. Дайте деньги сельским музеям! Отремонтируйте историко-архитектурный музей, там множество подлинных экспонатов, и он соберет в себя людей!

Но есть и еще один вопрос. Его не осмелились задать горожане, и поэтому его задаю я – «А зачем городу еще один музей?». Потому что Путин приказал его строить, а руководство Дагестана – республики, день за днем производящей не без помощи правоохранительных органов все больше членов бандподполья, бойцов ИГ (запрещенная в России организация) – боится показаться нелояльным России, отказавшись мультимедийно демонстрировать историю страны в музее? Или же радо освоить сто сорок миллионов?

И вот сегодня Абдулатипов под давлением не здравого смысла, а гражданского общества передумал. Но за годы своей службы он передумывал столь часто, и дал такое количество противоречивых обещаний, что у гражданского общества, за рождение и объединение которого все же следует этого главу республики поблагодарить, уже не осталось к этому правителю ни веры, ни доверия. Рассерженные махачкалинцы, не веря в то, что борьба окончена, призывают все российское гражданское общество поддержать их акцию - #ПаркНаш. И дать этому противостоянию силы перейти в акции – «Сначала помощь бедным, а потом музей», «Сначала ремонт дорог, а потом музей», «Сначала спасение национального наследия, а потом новый музей».

Поделиться: