Евгений Попов: «Северный округ очень отличается от всех округов Москвы»

TASS_11613361-700x455

Фото: ITAR-TASS

Писатель рассказал, как жил на Аэропорту и в Беговом по соседству с Беллой Ахмадулиной и Фазилем Искандером

Соседями и друзьями прозаика Евгения Попова были Белла Ахмадулина и Фазиль Искандер, по соседству с которыми он жил сначала в районе Аэропорт, а потом в Беговом. О мудром напутствии своего учителя Василия Шукшина и о поступке «старшего брата» Василия Аксёнова Евгений Попов рассказал «Северу столицы»

Малые родины

— У меня две малые родины: Красноярск, где я родился, и Москва, в которую приехал в 17 лет. Огромную роль в моей жизни играет Северный округ. Когда был студентом, с приятелем снимал комнату у старушки в трёхкомнатной хрущёвке на «Водном стадионе». А потом переехал в Дмитров и ежедневно ездил на электричке Савёловского направления. У меня и рассказ есть «Данилов монастырь» — о том, как человек садится в электричку и отступает его усталость… По-моему, Северный округ очень отличается от всех округов Москвы. Здесь лучше сохранилась архитектура и можно почувствовать, как было до этого, — по остаткам Петровского парка, по «Ромэну» или посёлку художников Сокол.

Ахмадулину путали с Ахматовой

— С Ахмадулиной я познакомился, когда делал вместе с ней, Ерофеевым, Аксёновым и другими писателями неподцензурный альманах «Метрополь». Помню, Белла пришла, я открыл дверь, мы поздоровались на «вы», а уже на кухне она предложила перейти на «ты». Мы сразу подружились, и потом она была свидетелем на моей свадьбе. Вся жизнь с 1979 года у нас вместе прошла. Мы жили потом в одном подъезде. Местные жители её знали. Правда, один раз кто-то спросил: «У вас что, Ахматова в доме живёт?»

Занимал деньги у Искандера

— Великий писатель Фазиль Искандер жил рядом со мной около метро «Аэропорт», на Красноармейской улице, а потом был моим соседом многие годы здесь, около «Белорусской». Кстати, если бы я ему тогда сказал, что он великий, он бы ответил: «Ты что, выпил с утра?»

Когда мы жили на Красноармейской, я вёл свободный образ жизни, у меня постоянно кончались деньги и я занимал у него по 50 рублей. Огромная была сумма! Но Фазиль всегда давал, а я всегда возвращал.
Его книга «Сандро из Чегема» — замечательная эпопея о жизни Кавказа, советую её всем прочитать.
Такое чтение доставляет радость. В прошлом году «Русский ПЕН-центр», президентом коего я являюсь, придумал премию Фазиля Искандера в трёх номинациях — поэзия, проза и сценарий. На конкурс прислали огромное количество качественной прозы со всей страны. Мы не ожидали, что премия вызовет такой большой интерес. Это в честь Фазиля Искандера, и он того достоин.

Два Василия

— У меня два литературных учителя: Василий Аксёнов и Василий Шукшин, которые не очень-то друг друга «долюбливали», потому что казалось, что Шукшин больше «деревенщик», а Аксёнов — стиляга. Но между ними гораздо больше общего, чем разного, потому что персонажи ранних рассказов Аксёнова очень похожи на персонажей Шукшина.

Василий Шукшин сыграл огромную роль в моей жизни — написал предисловие к моим рассказам, которые не печатали. Только после его смерти эти рассказы опубликовали в журнале «Новый мир», и я, как говорится, проснулся знаменитым. С Шукшиным я встречался трижды, и это были беседы, которые дословно запомнились на всю жизнь. Он был яркой, необычной личностью, с идеями, со своим языком. Он сказал мне: «Тебе надо в Москву, а то тебя либо посадят за твой длинный язык, либо сопьёшься, либо станешь комсомольским писателем». Потом я решил, что он был прав.

Поступил как старший брат

— Василий Аксёнов — близкий мне человек. Мы подружились, когда начали делать «Метрополь». Он крёстный отец моего сына. Помню, мы с ним, уже после скандала с «Метрополем» — в 1979 году секретариат Московской писательской организации осудил альманах, признав его противоречащим практике советской литературы, — поехали в Крым. Проехали на машине от Евпатории практически до Керчи. Я не знал, что он уже собирал материал для «Острова Крым». Он никогда не рассказывал о своих планах. Мы заехали в Коктебель и там случайно встретили Фазиля Искандера. Сели на веранде и начали выпивать. Фазиль рассказал, что получил телеграмму, в которой говорилось о том, что из Союза писателей выкинули двух человек. Когда мы вернулись, оказалось, что меня и Виктора Ерофеева и правда исключили. Мне позвонил Аксёнов и сказал, что тоже выходит из союза, пока нас не восстановят. Только через какое-то время я понял, что это был поступок старшего брата…

источник: http://severstolici.ru

Поделиться: