ВЕЧЕР ПАМЯТИ ЮРИЯ КАРАБЧИЕВСКОГО «РАБОЧИЙ – ИНТЕЛЛЕКТУАЛ»

Карабчиевский

18 октября 2018 года в Культурном центре ЗИЛ состоялся вечер памяти поэта и прозаика ЮРИЯ КАРАБЧИЕВСКОГО (1938-1992). В эти дни ему исполнилось бы 80 лет. Без этого писателя невозможно представить себе нашу литературную жизнь на рубеже 80-90-х годов, когда, наконец, открыто стали публиковать его ранее запрещенные тексты.

Вел вечер литературовед НИКОЛАЙ ГЛАДКИХ.

В вечере приняли участие члены Русского ПЕН-центра ЕВГЕНИЙ ПОПОВ и ЮРИЙ КУБЛАНОВСКИЙ, а также творческие коллективы Культурного центра ЗИЛ: драматический театр и студия современного балета.

Стихи Юрия Карабчиевского исполнил народный артист России АРТЕМ КАМИНСКИЙ.

В фойе была развернута выставка картин художника ДМИТРИЯ КАРАБЧИЕВСКОГО, сына Юрия Карабчиевского.

Вот слово Юрия Кублановского о юбиляре:

«Конец 70-ых годов прошлого века прошел для меня под знаком альманаха «Метрополь». Самиздатчик, антисоветчик, церковный сторож, не имевший в Москве даже жилья, я был вдруг «вычислен» Василием Аксеновым, вернувшимся в ту пору из творческой поездки по Штатам, где Иосиф Бродский рассказал ему обо мне, и приглашён принять участие в негласно организовывавшемся тогда культурном событии.

В альманахе «Метрополь» приняли участие как шестидесятники и советские полуопальные классики (сам Аксенов, Битов, Искандер, Ахмадулина и т.д.), так и деклассированные литературные подпольщики вроде меня. Там, в маленькой квартирке покойной Евгении Гинзбург, матери Аксенова, я впервые встретил круг «метропольцев» и среди них не сразу приметил Юру Карабчиевского.

Его отличала своеобразная интеллигентская вкрадчивость, тихость, но и вескость суждений. Я прочитал предложенные им в Метрополь стихи и оценил их достоинство.
Не скажу, что мы сошлись близко. Я был слишком богемен и притом с необычной для диссидентов почвенническо-солженицынской складкой. А Юра был по духу кремень-гуманист, либерал и правозащитник.

Лишь когда прочитал я вышедшую в Германии его ярчайшую книгу о Маяковском, я понял, что за внешней вкрадчивостью Карабчиевского таится мощный гуманистический темперамент. И большая смелость, ибо Маяковский был вовсе не только советским кумиром – его ценил авангард, на его стихах учились свободолюбивые поколения.

Помню наши долгие споры об этой книге с питерским поэтом Еленой Шварц - человеком с видимой искоркой гениальности. Она и ей подобные как-то оставляли за скобками и маяковское богоборчество, и его позорный адюльтер с большевизмом, и дружбу с чекистами. Не таков был Карабчиевский!

Мы сошлись с ним на почве нравственного максимализма и моральных требований, предъявляемых к литературному слову.

Послесоветские 90-ые годы не стали для Карабчиевского плодоносными. Кажется, он горячо переживал, что вместо свободы Россия получила тогда моральный шиш. Может быть, это – моё предположение, но я думаю, что его подкосила именно такая подмена…

Мир Юриному праху! А его наследие, убеждён, не будет забыто.»

Поделиться: