ЖИЛ-БЫЛ ПЕН

Б.Е.

И существования своего он был достоин.

Про писательские дела не забывал, правозащитой занимался. Чего греха таить, часто слышим: правозащита – блажь. Правозащита – заказ, диверсия! Может, когда-то так и было. Но не сейчас.

Сейчас правозащита – дело важное и вполне может стать общенациональным проектом. Или, как сказал бы Николай Фёдорович Фёдоров, – «философией общего дела». Слишком уж большой недотяг в работе наших правоохранителей обнаружился! Вот и понадобился свежий взгляд на то, что вокруг происходит. Мы ведь кого защищаем? Опозоренных и «обутых». Кому помогаем? Оплёванным и поруганным. Значит, многим и многим помогаем! Защищали несправедливо обвинённую в распространении детской порнографии воспитательницу. Помогали директору знаменитого музея-заповедника, неясно с какого перепугу уволенному. И не только на Россию в последние годы наш ПЕН внимание обращает: журналиста Вышинского, томящегося в херсонской тюрьме, защищаем. Музей гениального русского поэта Павла Васильева в Павлодаре от «оптимизации» спасти пытаемся. Но не этого хотели наши вечные жалобщики (по-научному – кверулянты) и лондонские чинуши, в штаб-квартире Международного ПЕН-клуба сидящие! Ещё в начале 2014 года стали вдруг и те, и другие требовать в унисон карательных мер в отместку за «российскую аннексию Крыма». Стали подталкивать к нарушению российских законов. Каждый плевок в Россию под микроскопом рассматривать требовали.

И пошло-поехало! В том же 2014-м, тогдашняя наша вице-президентша кликнула клич: мухой все к Порошенке! Просить от лица Русского ПЕНа прощения за Крым, за само существование «агрессивной» России. Но отказался лобызнутый в уста Порошенко горстку прибывших «москалей» прощать. Так и вернулись жалобщики ни с чем. И давай политзаявления вывешивать! Однако многие из тех, кто входит в Русский ПЕН, с таким политическим «вывихом» не согласились. Ясно дали понять: мы не политическая, мы писательская и правозащитная организация. Словом, не захотел Русский ПЕН у Лондона на побегушках быть! Захотел самостоятельно определять: о чём стоит писать и говорить. Тут от гнева и уныния стали вечные жалобщики пеновский корабль покидать, а заодно и доносы в Лондон на нас строчить.

И тогда в Лондоне, видимо, решили Русский ПЕН расщепить: сердцевину растереть в пыль и порох, а что останется – собственными подпорками укрепить. Другими словами, решили открыть в России 3–4 параллельных псевдоПЕНа, которые будут полной грудью вдыхать заморские феромоны. Вот и слетело на московские холмы чёрно-серое «ПЭН (перо)» с иностранным акцентом и туманным комсомольским прошлым. И ведь вопреки языковому принципу создания ПЕН-центров «пёрышко» это появилось! Вопреки уставу и хартии Международного ПЕН-клуба, запрещающих новые организации без консультаций с уже существующими в стране ПЕНами (в нашем случае, с Татарским и Русским) создавать. Удивляться тут нечему. И раньше лондонская штаб-квартира к нашему ПЕНу не была благосклонна: не хотела русский язык рабочим языком Международного ПЕНа сделать, устав наш заверять не желала…

А дальше почти как в знаменитой «Аристократке» Мих. Зощенко. Выступила уже прямо на сцену нашей жизни этакая лондонская пава без перьев: хвать с подноса пирожное! Одно, другое, третье. Даже четвёртое надкусила. Здесь некоторые возмутились: «Зачем же ты, пава без перьев, пирожные зря хватаешь? И что теперь с надкушенным пирожным (читай – с Русским ПЕН-центром) делать? Тут некий подкожный пархом-пархом выискался: «Я, я докушаю! Я «гнилой» Русский ПЕН растопчу и проглочу!»

Теперь сиди и гадай: доживёт Русский ПЕН до своего тридцатилетия, то бишь, до 2019 года? Или добьёт его забугорье с помощью покинувших Россию вечных жалобщиков? И тогда потекут, как сточные воды, доносы, поскачут курьеры, полетят сверхзвуковые самолёты, появятся доклады подобные тому, который только что жалобщиками опубликован. «Жёсткое подавление свободы слова в России в 2012 –2018 гг.» доклад называется. Пишут про подавление, а публиковать враньё не боятся. Парадокс? А ничуть. Кого им бояться? Путина с Медведевым? Это вряд ли. Другой страх в зрачках у них мерцает: вдруг Ходорковский с Каспаровым с ложечки кормить перестанут? Вдруг «Ухо Москвы» рвения недооценит?

Идут столетия, и годы – как сахар в стакане – тают. Но всё не научатся за бугром, а равно и в московских пунктах по сбору секонд-хенда, – на возрождаемую Россию без дрожи взглянуть. Вместе с ними и часть нашей прессы – жаждущей как манны небесной новых кровавых смут – угомониться не может. Вся эта предзимняя пурга до боли напоминает нечто давно ушедшее. Точней, эпиграмму второй половины ХIХ века напоминает:

По высочайшему указу,
На площади не свищет кнут…
Но в прессе нашей либеральной,
Среди журнальных дикарей,
Ещё царишь ты, кнут опальный,
Со всею прелестью своей!

Такой вот исторический нонсенс в сопровождении хора жалобщиков и зарубежных чинуш приключился. Только ведь Русского ПЕНа это касается мало. Мы не хор имени Терезы Мэй и дядюшки Трампа! Мы не поём с чужого голоса. Создаём свои партитуры и тексты.
Борис Евсеев

http://www.lgz.ru/article/-43-6664-24-10-2018/zhil-byl-pen/

Поделиться: