Новости

Татьяна Толстая: Девушка в цвету. Новый рассказ

12-05-2014 просмотры 1 788

 

Толстая - СНОБ

 

На втором курсе университета я осталась без стипендии. А мне были деньги нужны. Кофе, такси, сигареты. И я устроилась на почту разносить телеграммы.

Был июнь, вечером светло, как днем, не страшно и очень красиво: пустой летний Ленинград, волшебные улицы Петроградской стороны; на стенах домов, над парадными, коты и ундины, треугольные девичьи лица оглушительной красоты – опущенные глаза, пышные волосы, дневные сны; глубокие подворотни, полные полумглы, лиловая сирень в садах и скверах, и вдалеке за Невой светла Адмиралтейская игла.

 

Далее читать на странице СНОБа


Екатерина Садур: читка новой пьесы в Берлине

12-04-2014 просмотры 593

В Берлине 20 ноября 2014 года состоялась читка новой пьесы Екатерины Садур "Острова блаженных". Публикуем фото и фрагмент пьесы.

Екатерина Садур: "Острова блаженных" - читка моей новой пьесы по-немецки на фоне подсвеченного, правда, не горящего Рейхстага. В моей пьесе Рейхстаг 33-го года конечно же горит... Берлин наш. "Острова блаженных". Наверное,  в этом и есть магия театра - когда актриса выкрикивала по-немецки: " Рейхстаг горит!", все , сидящие в зале, переводили невольно взгляды с нас на темные оконные стекла, за которыми проступал в огнях силуэт Рейхстага и Бранденбургских ворот. А ведь в 33-м году эти возгласы раздавались здесь в живую, и выкрикивали их совсем не актеры... Словом, прекрасная у меня вышла пьеса, друзья!!!"

Садур-катя 2

 

 

Сидур- замена

 

"Острова блаженных, фрагмент:

© Екатерина САДУР

 

Екатерина САДУР

«Острова блаженных»

(Пьеса в двух актах)

Блаженны миротворцы,

ибо они сынами Божьими нарекутся.

Мф.:5,9.

Д е й с т в у ю щ и е  л и ц а:

Н а т а ш а, она же О л ь г а в прошлом, ‒ русская певица – 35 лет

Г а р о л ь д, он же в прошлом Г а р о л ь д, ‒ контрабасист – 40 лет

Д и м и т р и й, М и т я, русский пианист, персонаж из прошлого О л ь г и – 37 лет

М а р т и н, ударник, тоже персонаж из прошлого О л ь г и – 23 года

Действие происходит в Берлине 1933-го года и в наши дни, в маленьком баре Шарлоттенбурга или по-русски, по-эмигрантски Шарлоттенграда, называющемся во все времена «Остров радости».

Все монологи в пьесе можно исполнять, как речитативы или петь. 

25 февраля – 9 апреля 2014, Берлин.

К а р т и н а  т р е т ь я

         Прошлое. Берлин. Трое – О л ь г а, М а р т и н  и  Д и м и т р и й ‒ на сцене «Острова радости». Возможно, на стойке патефон и ящик с пластинками, а на стенах – несколько плакатных картин Отто Дикса. Огромный, на все небо, багровеет закат в открытых окнах… Всеобщее оживление. Веселье. Бутылки вина. Шампанское. Фоном играет заведенный патефончик, что-то вроде «Nur nicht aus Liebe Weinen».

Г а р о л ь д  из нашего времени наблюдает за ними, как зритель, за упоительной сценой из спектакля…

Позже появляется Г а р о л ь д – персонаж из прошлого Ольги. Это один и тот же актер, которому совершенно не обязательно переодеваться.

Д и м и т р и й. Берлин 33-го года напоминает мне древний Рим времен императора Нерона. Вы только посмотрите на эти окна…

М а р т и н . Закат…

Д и м и т р и й. Нет, дружище, это Берлин горит  на востоке… Уж ты мне поверь! Я много раз видел, как горят города… Кстати, неплохое вино пьем сегодня! Что тут у нас? (Подносит бутылку к свету, чтобы прочесть надпись на этикетке).

М а р т и н. «Амароне»… Под него очень хороши сыр и холодная телятина… Кстати, там на кухне – есть немного… Кто-нибудь хочет?

Д и м и т р и й. Я русский человек. Православный… Не едим мы телятину в Великий Пост… перед Пасхой…

О л ь г а (смеется). Зато пьем красное вино…

(далее…)


Даниил Гранин: «Переписка Ивана Грозного с Крупской»

12-03-2014 просмотры 868

Даниил Гранин:  "У нас нет гражданского общества. Мы его поляризировали: с одной стороны, миллиардеры, а с другой - бедняки. У нас появился класс или слой богатеев, которые позволяют себе жить, не считаясь с тем, как живет народ. Это аморально, нагло, вызывающе. Я не говорю о бомжах, которые выброшены из жизни в силу каких-то обстоятельств. Людям недоходных специальностей - не министрам, не бандитам, не депутатам - тем, кто хотел остаться честными, нет благополучного места в нашем обществе. В нем властвует культ денег, поэтому оно разобщено. Советское общество было куда более сплоченным".

 

granin

 

Писатель Даниил Гранин: "У нас появился слой богатеев, живущих

аморально, нагло, вызывающе"

К предстоящему 65-летию Победы в Великой Отечественной войне телеканал "Культура" готовит ряд премьер, а также ретроспективы военных фильмов, концертные программы... Cпециально для "Известий" Татьяна Эсаулова побеседовала с патриархом нашей литературы Даниилом Александровичем Граниным, создавшим для канала "Культура" несколько документальных циклов о войне, судьбе и совести.

вопрос: Даниил Александрович, вы избегаете журналистов и неохотно даете интервью, а ведь не раз повторено: "Скромность - прямой путь к забвению"...

ответ: Я с этим выражением абсолютно согласен, но мне жалко тратить время на всякие светские и общественные обязанности. Когда меньше публичности, больше остается времени на работу, и я думаю, что это самое главное. Я бы сказал даже так: больше остается времени на одиночество. Мне не хватает одиночества, чтобы о чем-то подумать, что-то понять...

в: Сегодня военную тему раскрывают по-разному - от документального жанра до фантастики. Как найти правильный тон, рассказывая о Великой Отечественной войне в наше время?

о: Всё зависит от художника. Новый фильм Сокурова "Читаем блокадную книгу" сделан в соответствии с "Блокадной книгой", которую мы написали с Адамовичем. Сокуров пригласил зачитывать ее не актеров, а просто людей разных специальностей, разного уровня образования. Это было для меня настоящим открытием. Официант, историк, военный, читая отрывки из "Блокадной книги", видят, чувствуют события совершенно по-другому. Читают по-настоящему, переживая. Эти 10-15 человек вдруг стерли пыль времени с этих текстов.

в: Как вы считаете, нужна ли нам вся правда о Великой Отечественной войне?

о: Мы не знаем, что такое правда о войне. Немцы пишут свою правду, мы - свою. Немцы много лет говорили о себе как о жертвах. А для нас это совершенно странно выглядит, потому что жертвами были мы - в Ленинградской блокаде погибло около миллиона человек! Тогда вопреки всем законам воинской чести вермахт старался удушить город голодом. Есть ли единая правда о войне? В чем-то она должна сходиться. Разгром фашизма. Гибель мирного населения... Да, были и остаются бесспорные истины.

в: А какая она, ваша война?

о: Участники войны чаще вспоминают дружбу и тяжелый труд. Голодные, в мороз чистили занесенные снегом окопы, ходы сообщения. Когда наступали, копали и долбили мороженую землю, строили землянки. А еще хуже, когда весной затопило, и мы должны были жить в ледяной воде по пояс - вот что такое война. Это адский труд, который не может или почти не может передать современный режиссер или сценарист - у них нет этого в памяти.

в: В одной из своих телепрограмм вы отметили: "Когда деревья сбрасывают листья, обнажается их характер. Вот так и человек открывается в некоторые минуты". В какие моменты жизни обнажился ваш характер?

о: Такой вопрос предполагает, что я занимаюсь самонаблюдением, а я этим не занимаюсь, как правило. Иногда бывает, конечно, но меня больше интересует наблюдение за другими людьми.

в: Что в жизни вам не удалось изменить, а очень хотелось бы?

о: Довольно сложно анализировать собственную жизнь, да еще публично. Жизнь нельзя радикально менять. Ее можно продолжать. У жизни есть какой-то свой узор, свой орнамент. И он лучше виден со стороны. Сам человек не всегда понимает и видит эту свою линию жизни. Я, конечно, во многом недоволен тем, как я жил и что делал. Какие-то поступки вспоминаю со стыдом, иногда с досадой. Я, например, хотел быть историком, но мать решила, что это не специальность. И она была абсолютно права. Нужно было зарабатывать на жизнь, потому что к этому времени отца моего выслали, и мать нас с сестрой обеспечивала одна. Я пошел в технический вуз, получил профессию, связанную с гидроэнергетикой. А попав на строительство электростанций, убедился, и это было для меня особенно тяжело, как это уродует природу. Что мы сделали с нашими великими реками - с Волгой, с Днепром? Равнинные гидростанции - это просто ужасно! Было затоплено громадное количество земель, городов, деревень. Совершенно антиэкологичные проекты... В течение жизни набираются вещи, о которых не хочется вспоминать. Я думаю, у каждого так. Но для писателя все эти разочарования - хорошая подпитка.

в: Обычно трудности объединяют людей. Как вы думаете, почему мы сейчас разобщены?

о: У нас нет гражданского общества. Мы его поляризировали: с одной стороны, миллиардеры, а с другой - бедняки. У нас появился класс или слой богатеев, которые позволяют себе жить, не считаясь с тем, как живет народ. Это аморально, нагло, вызывающе. Я не говорю о бомжах, которые выброшены из жизни в силу каких-то обстоятельств. Людям недоходных специальностей - не министрам, не бандитам, не депутатам - тем, кто хотел остаться честными, нет благополучного места в нашем обществе. В нем властвует культ денег, поэтому оно разобщено. Советское общество было куда более сплоченным.

в: Раньше Комарово, где мы с вами беседуем, было уникальным местом встреч великих деятелей нашей культуры и науки. Является ли разобщенность в обществе следствием разобщенности культурной элиты?

о: Я думаю, дело в характере теперешней жизни. Комарово действительно было очень симпатичным оазисом культуры, я бы даже сказал, заповедником. В этой части Комарова жили Козинцев и Хейфиц, Ахматова, Шостакович, Лихачев, Товстоногов... Был особый стиль поведения, царство импровизации. Вдруг приходят гости, а ничего в доме нет - и начинают соображать застолье: водка, хлеб с маслом, винегрет какой-нибудь. Даже могли просто так посидеть - главным было общение. Обсуждали, что творится в кино, в театре, в музыке, в физике, в биологии. Сталкивались разные ментальности, разные области культуры.

в: Вы общаетесь с молодыми. Меняется ли характер русского человека?

о: Да, меняется. Молодое поколение культурой не занимается - это не престижно и ни к чему. И пишут они сочинения на тему: "Переписка Ивана Грозного с Крупской". Им что Крупская, что князь Курбский - один черт! Мы потеряли молодого человека. А раньше у нас была хорошая школа и хорошее высшее образование.

в: Какая книга в вашем понимании является талантливой?

о: Теперь у нас и в литературе тоже появилось понятие рейтинга, которое замещает понятие таланта. А при чем тут талант? Ни при чем. Рейтинг к таланту не имеет никакого отношения. Даже наоборот, талантливая книга - чаще всего трудная книга для чтения.

в: Ушли из жизни великие русские интеллигенты Дмитрий Лихачев и Александр Солженицын. Их называли "совестью нации". Кто в нашем обществе сегодня занимается вопросами, связанными с совестью?

о: У нас нет ни одного учреждения, которое занимается совестью, и нет "специалистов по совести". Вопросы морали, этики возникают на почве культуры, а культура у нас не является приоритетом. Если культуры нет среди приоритетов, то возникает ощущение, что это вообще маловажная, малонужная, неактуальная область жизни. А если культура не приоритетна, можно ли говорить, что совесть - актуальная проблема? Деревни нет - уничтожена. А деревня всегда была источником культуры русской. В школах русская литература, поэзия, история на втором-третьем месте, потому что на первом - компьютеры, теория информации, математика, физика. А эти предметы не занимаются моралью и этикой. Понятие совести не включается в учебники и в уроки. Не преподают... Совестливым быть невыгодно.

в: Какие ценности вы считаете для себя главными?

о: Для меня великая ценность - наша культура. Я имею в виду прекрасные творения человека - поэтические и музыкальные, архитектурные и живописные. Нам трудно понять гений математика, физика, и это, по большей части, не вечно. Но когда слушаешь музыку Моцарта или читаешь стихи Пушкина, понимаешь: это и есть абсолютные ценности. И какое счастье, что ты можешь всё это читать, слышать и воспринимать... Мы часто обегаем музеи, торопимся, спешим, а ведь каждая картина - создание, с которым надо стремиться перейти "на ты". Недавно вышла новая книга о Леонардо да Винчи - очень хорошего английского искусствоведа, много лет занимавшегося только Джокондой. Он в ней постоянно что-то находил, открывал. А почему я занимался этим всего 10 минут? Или другой пример. В Японии, когда наступает пора цветения вишни, японцы семьями часами сидят и созерцают это прекрасное цветущее дерево. А я не смог этого вытерпеть, я другой! У меня нет той ментальности, но я восхищаюсь японцами. Это особая культура, особое желание. Свое детство я провел в деревне. А в русской деревне поют большей частью жалостливые песни - поют и плачут от избытка чувств... У каждого народа есть какие-то свои сокровенные отношения с природой, с красотой, с искусством.

Интервьюер Татьяна Эсаулова

 Газета "Известия" 


Александр Городницкий: интервью «Звездному Бульвару»

12-02-2014 просмотры 610

"... я был блокадным ребенком, меня увезли из Питера по ледовой трассе уже умирающим от дистрофии. Потом 17 лет провел в экспедициях на Крайнем Севере. Мне приходилось есть солонину на военных кораблях и пить ржавую воду из судовых танков". Александр Городницкий

городницкий

 

 

Ученый-геофизик, доктор геолого-минералогических наук Александр Городницкий известен широкой публике как прежде всего как легендарный бард и один из основоположников авторской песни. Не так давно на встрече в Марьиной роще в Еврейском общинном центре он представил гостям одну из частей своего нового фильма «Легенды и мифы Александра Городницкого». А затем ответил на вопросы «Звездного бульвара».

— Александр Моисеевич, перешагнув 80-летний рубеж, вы по-прежнему активно занимаетесь творчеством и наукой. Как вам это удаётся?

— Не знаю. Мои родители не дожили до 80-летия, у меня нет хорошей генетики. Кроме того, я был блокадным ребенком, меня увезли из Питера по ледовой трассе уже умирающим от дистрофии. Потом 17 лет провел в экспедициях на Крайнем Севере. Мне приходилось есть солонину на военных кораблях и пить ржавую воду из судовых танков. Моей заслуги в этом нет. Как тут не поверить в Бога?

— Ваш девиз — «Лучше жалеть о том, что пошел, чем о том, что не пошел».

— Это слова Ромена Ролана. В мальчишеское время хотелось взять девиз и иметь героя как образец для подражания, и я решил, что должен сделать из себя не просто мужчину, а мужчину с элементом легендарности. Я всегда ввязывался во все авантюры, хотя по натуре не очень смелый человек. Часто приходилось попадать во внештатные ситуации.

— Какая из них запомнилась больше всего?

— Самая страшная. Когда пришлось стрелять в людей. В 1962 году я был начальником геологической партии, в которой находилась единственная на всю округу женщина, Нина, эффектная блондинка. А километрах в 20 от нас располагалась огромная буровая, где работали расконвоированные зеки-уголовники. В День шахтера (я до сих пор не люблю этот праздник) туда, видимо, завезли спирт. А на рассвете я проснулся из-за визита десятка незваных гостей. Федя, их главарь, закричал: «Саня, мы тебя не тронем, а девку нам отдай». Что было делать? Кинулся в палатку, нашарил карабин. Нинка в слезах, с размазанной по лицу тушью, визжит ... А они вышли из саней и идут на меня. И ту я неожиданно успокоился и, вспомнив уроки военного дела, выстрелил Феде в лоб. Он упал. Я даже подумал, что убил его, но пуля просто оцарапала голову и сбила шапку. Подвыпившая ватага залегла и стала отползать к трактору. Со словами «мы все равно тебя прикончим» они уехали. А на исходе дня — снова едут. Федя с перевязанной головой издали кричит: «Саня, не стреляй! Мириться едем». А на санях — ящик спирта. (далее…)


Писатели — для Тарусской больницы

12-01-2014 просмотры 568
Тарусские вечера
2 декабря в Овальном зале Библиотеки иностранной литературы Сергей Гандлевский и Максим Осипов проводят благотворительный вечер в пользу Тарусской больницы.
Вечер организован в рамках Клуба друзей Тарусской больницы, проект Тарусские вечера.
Сергей Гандлевский будет читать  стихи, а Максим Осипов, прозаик, драматург и главный врач Тарусской больницы, представит новую пьесу — литературный моноспектакль «Риголетто» (трагедия вежливости) .
Все собранные средства будут направлены на нужды  Тарусской больницы.
Начало в 19.30.
Билеты в продаже. Заказ билетов по тел. 8-916-931-89-78.
Адрес: Николоямская, дом 6.
Афиша - Гандл
Цель Общества Помощи Тарусской  Больнице — превращение Тарусской больницы в хорошо укомплектованный и оборудованный центр медицинской помощи населению Тарусы, имеющий хорошие связи со специализированными больницами Калуги и Москвы. При этом больница должна быть в состоянии оказать квалифицированную медицинскую помощь в подавляющем большинстве случаев.

Литературная критика и общественное мнение

11-30-2014 просмотры 434

В Сахаровском  центре в рамках Non/fictioN 16 прошла российско-норвежская дискуссия о влиянии литературной критики на общественное мнение: "Литературная критика и общественное мнение - кто на кого влияет".

Часто ли книжная рецензия выливается в дискуссию по важной общественной проблеме? А в скандал? Каким языком ведутся дискуссии и как он меняется? Нужны ли дискуссии между идейными противниками или это пустая трата времени? А как все это устроено в Норвегии – сегодня и лет сто назад? Определяет ли сложившееся общественное мнение, о каких книгах напишет обозреватель и как он их оценит – или все устроено наоборот?

Дискуссия

Фото Екатерины  Турчаниновой

 

В обсуждении приняли участие литературные критики Константин Мильчин (Россия) и Синдре Ховденак (Норвегия), а также лингвист Ирина Левонтина и политолог Дмитрий Орешкин. Модератор - Ольга Дробот.

Видеозапись дискуссии можно посмотреть и послушать ЗДЕСЬ

Фото мероприятия можно посмотреть  ЗДЕСЬ

 

На стенде норвежского агентства НОРЛА на Non/fictioN 16. 
НОРЛА - это государственное некоммерческое информационное агентство. Оно распространяет за пределами страны информацию о норвежской художественной литературе и норвежских писателях.

Норв издат 1

 

Норв издат

Фото Екатерины Турчаниновой


Шведские посиделки на ПЕНовской кухне

11-30-2014 просмотры 463

Ярмарка Non/fictioN – прекрасная возможность повстречаться со старыми добрыми друзьями. Ула Валлин, член Шведского ПЕН-центра, владелец стокгольмского издательства «Эрзац»,   заглянул в наш офис на Неглинной.

Уло Валлин - 1

 

 

 Гость живо интересовался всем происходящим в Русском ПЕНе и в свою очередь поведал, чем живут шведские коллеги. Со Львом Рубинштейном, чья книга готовится к изданию в «Эрзаце», им также было что обсудить.  

уло Валлин -3

Уло Валлин -2

 

К беседе  Михаила Демченкова с Ула Валлином присоединился только что получивший билет члена Русского ПЕНа Артур Соломонов. Билет был гостем одобрен – оказывается, у шведов никаких корочек нет. Общий язык был сразу найден – благо Ула прекрасно говорит по-русски и интерес его к России не случаен.

 

 

PEN

 

 

Екатерина Турчанинова


«Поэтка. Книга о памяти: Наталья Горбаневская» на Non/fictioN 16

11-30-2014 просмотры 663

горбаневская фото

 

В годовщину со дня ухода Натальи Горбаневской - поэта, переводчицы, правозащитницы, участницы акции протеста на Красной площади в августе 1968 года -   на книжной выставке -ярмарке интеллектуальной литературы Non/fictiоN16 была представлена книга воспоминаний о ней ее друзей и близких - "Поэтка. Книга о памяти: Наталья Горбаневская".  Книга собрана Людмилой Улицкой и выпущена издательством  АСТ, 2014.  Л. Улицкая читала стихи Натальи Горбаневской и отрывки из воспоминаний, опубликованных в книге.

Улицкая - обложка

 

 

зал -Горбаневская

Фото из ФБ Наталья Осипова 

 

 

Публикуем один из фрагментов этих воспоминаний - Филиппа Дзядко.

(далее…)


«Персональные данные» Игоря Волгина

11-29-2014 просмотры 1 094

Новая книга Игоря Волгина "Персональные данные"  только что выпущена в свет издательством "ВРЕМЯ".

Волгин-обложка

ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО в газете "Новые известия", за 28 Ноября 2014 г.

Поздние, но не запоздалые стихи
Игорь ВОЛГИН, 1942, Молотов (Пермь)
Из антологии Евгения Евтушенко «Десять веков русской поэзии»

Я знаю Игоря Волгина – страшно сказать – уже полвека, и всё это время он остается до неестественности «красивым, двадцатидвухлетним» среди всех нас, до ужаса естественно стареющих. Приходила завистливая мысль: где же, в каком чуланчике души прячет он свой наверняка неумолимо стареющий дорианогреевский портрет и как ему это удается? А он то и дело преподносит неожиданность за неожиданностью в самых разных жанрах и, по-моему, не собирается останавливаться. (далее…)