Новости

Новая книга Светланы Василенко «Дурочка»

11-26-2014 просмотры 645

Василенко-обложка

 

В издательстве  О.Г.И. только что вышла новая книга Светланы Василенко "Дурочка". Художник Виктор Гоппе. Книга будет представлена на  Non-fiction , стенд издательства  О.Г.И.

Первая публикация в журнале "Новый мир", 1998, №11.


Тимур Кибиров и Сергей Гандлевский на ТВ

11-25-2014 просмотры 609

кибиров Гандлевский

Тимур Кибиров и Сергей Гандлевский в передаче "Вслух. Поэзия сегодня. "С Пушкиным и без Пушкина"   на канале ТВ- Культура.

Смотреть запись.


И. Муравьева о книге Марии Рыбаковой «Черновик человека»

11-24-2014 просмотры 749

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Роман Марии Рыбаковой «Черновик человека» представляется мне замечательно удавшимся опытом возвращения здравого смысла и подлинного переживания в современную прозу, то и дело цинично именующую себя «проектом». Рыбакова ни в коей мере не принадлежит к тому безликому большинству писателей, которые судя по всему и не подозревают, что литература – это то, что «с кровью убивает», а вовсе не материал для круглых столов и филологических панелей.

 

Рыбакова -обложка

Она пишет естественно и мужественно. Не прячет того, что формальной основой сюжета стала жизнь Ники Турбиной, девочки-вундеркинда, в четыре года начавшей сочинять стихи, в девять объездившей весь мир со своим поэтическим сборником, в одиннадцать получившей премию Золотого Льва в Венеции, в шестнадцать сочетавшейся браком с семидесятишестилетним итальянцем, в семнадцать вернувшейся обратно в Москву, не доучившейся ни в одном вузе, страдавшей алкоголизмом и выбросившейся из окна в возрасте двадцати семи лет.

Роман удерживает внутри себя достаточно много примет и фактов жизни Ники Турбиной, но дотошному недображелателю нет никакой необходимости прыгать от злорадного удовольствия, обнаружив ещё одну деталь или ещё одно очевидное совпадение: Рыбакова ничего не скрывает. И не скрывает именно потому, что ей с её глубокой и открытой манерой письма не нужна затасканная игра с жанром. «Черновик человека» – это борьба за «жизнь, и слёзы, и любовь», и поэтому замысел романа, состоящий в том, чтобы не «сочинить», а «взять» прямо из прожитого – из глубины неостывшего нутра – есть сознательная часть её работы. Чужая судьба, просвечивающая сквозь каждую строчку, гарантирует подлинность. Чужую беду, как шум воды вдалеке, слышно.

Само по себе детское сочинительство не грозит ни душевной болезнью, ни алкоголизмом, ни самоубийством. Дети перерастают свои увлечения и забывают о них так же, как забывают они и корь, и ветрянку, и коклюш. Но Света Лукина, точный возраст которой не только не указан, но сознательно размыт, перестав писать, перестаёт дышать и развиваться. Она замерзает в своём тринадцатилетии, том времени, когда поэтический талант оставил её, а телефон замолчал. С этого, собственно, и начинается роман Рыбаковой:

«Света сидела у телефона и ждала звонка. Она уже начала подозрительно относиться и к мыслям своим, и к талантам, и в первое мгновение попыталась прогнать внезапно возникшее подозрение: вдруг она никогда уже не будет больше счастлива?»

«Черновик человека» – приговор взрослому миру, вторгшемуся в мир ребёнка и уничтожившему обоих: и самого ребёнка, и его мир. В жизни Светы Лукиной это произошло до отвращения вульгарно и просто: появился человек, ухватившийся за её дарование, как утопающий хватается за брошенную ему верёвку. Стихи плюс чудесное детское личико – да, это товар, настоящий товар. Нельзя упустить. И не упустил. Поэт, о котором начали забывать, бунтарь и пижон, герой стадионов, тщеславный, инфантильный, деловой, хитрый, привлекательной наружности, сентиментальный, расчётливый, не лишённый артистизма, подлости и обаяния… В характере Георгия Ивановича Левченко, жителя Переделкино, соединились те черты, которые особенно отличали советских поэтов-шестидесятников и казались романтическими, возвышенными, притягивали и восхищали изголодавшуюся по «якобы свободному» слову читательскую аудиторию.

 

Я меньше всего склоняюсь к тому, чтобы копаться в тёмном и противоречивом месиве реальности. Моя задача – обнаружить внутри остановившего моё внимание литературного произведения зло как таковое и пошлость как таковую, а не их конкретные проявления в частной судьбе.

Многим, я думаю, придёт в голову аналогия романа Рыбаковой с набоковской «Лолитой». Мне она тоже пришла. Но Гумберт Гумберт в отличие от Георгия Левченко, страдает от первой и до последней страницы романа. Он знает, что он преступник, мучается этим, и только благодаря его отчаянию, «Лолита» и стала одним из величайших романов о любви, «любви с первого взгляда, с последнего взгляда, с извечного взгляда»: «Я любил тебя. Я был пятиногим чудовищем, но я любил тебя. Я был жесток, низок, всё, что угодно, но я любил тебя! И бывали минуты, когда я знал, что именно ты чувствуешь, и неимоверно страдал от этого, детёныш мой, Лолиточка моя, храбрая Долли Скиллер...»

Груз страдания взвален Набоковым на плечи Гумберта в то время как жертва его преступной страсти двенадцатилетняя Лолита «выскальзывает» из трагедии происходящего в самую что ни на есть обыкновенную и благополучную повседневность. А вот в романе «Черновик человека» боль и унижение прожигают существо тринадцатилетней девочки, не затихают во взрослой девушке, по-прежнему мучают взрослую женщину. «Света смотрит на их призрачную кавалькаду и знает, что рано или поздно присоединится к ним и поведёт за собою таких же, как она, тех, кто потерялся, отчаялся, заболел, сошёл с ума, не выполнил обещанного, оступился, опозорил себя, некрасивых, неумных, не знающих, как жить, тех, кого не заметили, кого презирали, кого разлюбили, кого забыли, тех, кто оказался не нужен, ни при чём, не у дел, тех, которые кончились, ещё не успев повзрослеть».

Ошибётся тот, кто прочтёт роман Рыбаковой, как ещё один поток сознания. «Черновик человека» остросюжетен и выстроен как психологический детектив. Переделкинский поэт Левченко не спал с девочкой-вундеркиндом Светой Лукиной, он не носился с ней в своём мерседесе, вольво, волге, победе, москвиче, фиате по просёлочным дорогам Подмосковья, задыхаясь от плотского желанья, как носился в повидавшем виды пикапе несчастный Гумберт Гумберт, ежесекундно боящийся, что его настигнет американская полиция. Левченко не жаждал тела девочки, ему, как настоящему бесу, нужна была её душа. А жажда чужой души не знает жалости и не беспокоится о последствиях. Не пожалел же основатель калифорнийской секты «Небесные врата» тех тридцати девяти человек, которые добровольно ушли из жизни, наслушавшись его проповедей. Рыбакова выстраивает жутковатую аналогию между судьбой Светы Лукиной и теми «стриженными, тихими, в бесформенных балахонах», которые, наглотавшись снотворным и запив его виски, безропотно отдали Богу души:

«Мама, у них учитель был совершенно чокнутый. Знаешь, что он говорил? Скоро земля будет переработана во вторсырьё! Я – единственный путь спасению. Мой Отец прислал меня сюда из внеземной цивилизации. Прислал меня к вам, чтобы я забрал ваши души».

Напряжение романа усиливается там, где повествование идёт от лица героини. Мы становимся свидетелями того, как рушится мир и гаснет солнце. Но едва речь заходит о Левченко, у Рыбаковой появляется другая интонация, временами доходящая до прямой издёвки. И это отнюдь не гротеск, не «литературный приём». Это – беспощадная правда воссозданного мастером характера. Из песни ведь слова не выкинешь:

«Ты будешь читать стихи на стадионе, Джорджи? Да, буду, Аллен, и все придут меня слушать, придут твои приятели с мескалиновым кактусом, придут бездомные, придут индейцы, потому что они поймут, что во мне, поэте, воплотился дух предков. Придут чернокожие и безработные. Придут потомки русских эмигрантов, приплывшие из Китая, они придут, чувствуя вибрацию родной речи. Придут профессора и продавщицы, проститутки и гангстеры, представители профсоюзов и быки со скотобойни. Придут все, Аллен, как только я начну, дай мне забраться на перевёрнутую машину, дай, начинаем революцию, Аллен!»

Для меня в «Черновике человека» есть одна загадка. Зачем нужна жена Левченко Валентина, впавшая в старческое слабоумие? Представить себе, что Мария Рыбакова вдруг проникается жалостью к «дяде Жоре», рассказывая, как нежно он заботится о своей постоянно отталкивающей его и почти потерявшей дар речи жене, я не могу. Читаю и чувствую: что-то не то. Особенно в отрывке, где Левченко, обезумев от ужаса, что слабоумная, ушедшая из дома, пока он спал, Валентина к нему никогда не вернётся. А, может быть, это метафора? Жена покорителя всех стадионов – отнюдь не жена, а... Как бы сказать? Она не жена, а поэзия, вот, что.

 

Маленькая деталь убеждает меня в моей правоте: убежавшая старуха одета в «розовое». По этому «розовому» Левченко её и находит... «Дядя Жора» любит броскую одежду. Сам выступает то в красном, то в зелёном. То в красном с зелёным. И Валечка в «розовом» – это поэзия Левченко. Его слабоумная, старая муза, одетая так, как ей и полагается, жестокий романс его, пошлая слава.

 

Гумберт Гумберт убивает того, кто отнял у него Лолиту. «Свет моей жизни, огонь моих чресел, любовь моя, душа моя, Ло-ли-та...». Света Лукина покупает пистолет в ожидании поэтического вечера, когда Левченко предстанет перед простодушной аудиторией Сан Диего. И тут нарастает крещендо. Чем больше комических и одновременно пугающих черт накапливает характер Левченко на протяжении романа, тем страшнее выбранный Рыбаковой финал. Смелость её нравственного художественного метода ошеломляет меня:

«А роль была действительно его, Георгия Иваныча роль. Чем старше он становится, тем больше понимает: Христос – это он, Георгий Иваныч Левченко. Это я младенец, мне дары приносят. Ну, и лица, ну, и цари, беззубые, в тюрбанах, все несут мне дары. А Иосиф ко мне руки протягивает, а я к нему бегу. …сердце моё кровоточит с рождения. Изыди, Сатана. Я с чистым ликом твёрдо говорю ему: изыди. Он меня старше, он искушён в делах мира, но пасует перед моей твёрдостью. Я иду упругим шагом мимо пастухов и рыбаков и говорю им: покайтесь. Они следуют за мной, они мои ученики теперь. Родные и близкие подходят ко мне, я не остаюсь с ними. Я иду дальше. Как я радуюсь, когда могу накормить народ! Как улыбаюсь, когда ко мне подходят дети с цветами! Как гневно переворачиваю столы торговцев. Чёрно-белый, строгий я. У меня глаза лани и тигра. И брови Вседержителя. Моё одиночество. Один я иду по воде, один стою у стены крепости, молния освещает моё лицо, по щеке бежит слеза, ветер треплет мою одежду, меня уводят».

Стоит ли этот человек того, чтобы ему мстили? Тем более: мстили физически? Слабый, со слабоумной музой в розовом халате, которая торопится за ним робкими шажками, человек, в голове которого за всю жизнь не зародилось ни одной крупной мысли, а в сердце – да, страшно, но это случается: бес! – не окрепло ни одного глубокого чувства:

«Если русский народ мои стихи не будет знать, зачем мне жить-то?.. Ведь люблю я их так сильно, людей этих, и рабочих, и коммунистов, и страну, и историю, и все ошибки страны, ведь я же плоть от её плоти, маленькое семечко, затерянное в снегах...»

Стоит ли он того, чтобы брать на душу смертный, ничем не смываемый грех? «Света ощупывает в сумочке пистолет. Вынуть его, быстро взвести курок и выстрелить. Нет, вынуть его, быстро встать, взвести курок и выстрелить. Когда Левченко начнёт читать».

Набоков говорил в своём романе и о душе, и о теле: его Гумберт называет Лолиту «душой», «светом» и «жизнью», но мука его заключена в страсти к её телу, в навязчивой тоске по её телу. Рыбакова говорит исключительно о душе. Какой же смысл её героине взводить курок и стрелять в старика, наряженного в красную рубашку и зелёный галстук? Чтобы красный шёлк этой рубашки стал ещё краснее, а зелёный галстук потемнел от крови?

Финал роман выполнен блистательно. Пьяненький и уставший от концертных переживаний Левченко лежит на берегу океана, а Света Лукина неторопливо засыпает его песком. Она засыпает его песком, хотя он жив и продолжает оплетать её пьяными и трескучими речами. Он теряет нить разговора, замолкает, храпит и не чувствует, как песок плотно покрывает сперва его ноги, потом руки, потом туловище.

«Холмик вдруг зашевелился. Тот, кто был под песком, вдруг задрожал, затрепыхался, попытался выбраться. Света села сверху на всякий случай, придавив его своим телом. Главное, чтобы поэт лицо из-под песка не сумел высунуть. Если песок ему рот и ноздри как следует забьёт, то очень скоро это колыхание кончится».

 

Жизнь в выбранном Рыбаковой финале, в сущности, обрывается и в нём, «дяде Жоре», и в ней, женщине с неподвижной болью внутри. Она обрывается не остановкой дыхания, а тем, что страшнее: ни он, ни она никому не нужны. Их больше не любят. Пьяненький Левченко не помнит, зачем ему, мелкому бесу, понадобилась душа Светы Лукиной. А Света Лукина, незаменимая и единственная в силу своей многолетней ненужности, теперь будет помнить, что «всё в этом мире – есть зло», и выхода нет. Только смерть.

 Рыбакова -портрет

Для меня же, прочитавшей «Черновик человека» на одном дыхании, становится особенно радостным уже сложившееся по предыдущему роману Рыбаковой «Гнедич» ощущение, что в её лице мы имеем дело с настоящей русской литературой.

Ирина Муравьева,
США, Бостон

 Источник: "Литературная Россия",  21.11.2014, №47.

 

М а р и я   Р ы б а к о в а. Черновик человека. М., ЭКСМО, 2014.

Электронная книга

 


Светлана Алексиевич — лидер читательского народного голосования

11-24-2014 просмотры 594

ЧИТАТЕЛИ ВЫБРАЛИ СВЕТЛАНУ АЛЕКСИЕВИЧ

KMO_121006_03575_1_t218_161704

24 ноября 2014 года закончилось традиционное читательское голосование «Большой книги». Три лауреата по версии читателей определены, ими стали: «Время секонд хэнд» Светланы Алексиевич, «Обитель» Захара Прилепина, «Пароход в Аргентину» Алексея Макушинского.

Народное голосование «Большой книги» в 2014 году проходило одновременно на трёх площадках партнеров премии – группы компаний «Литрес», электронной библиотеки Bookmate и читательского сервиса ReadRate. Произведения всех финалистов премии были доступны для чтения на страницах указанных сервисов с разрешения их правообладателей. Читать книги можно было с любых устройств — мобильных телефонов, компьютеров, планшетов.

При этом был реализован единый подсчёт голосов, и на любой из площадок можно было сразу увидеть всю сумму голосов, которые «заработал» каждый из финалистов на всех площадках. Это удалось реализовать, создав лендинги для каждой книги в социальной сети Facebook. Отдавая свои симпатии тому или иному финалисту, пользователь «лайкал» страницу книги, а голоса подсчитывал «Фейсбук», что позволило сделать процедуру подсчёта максимально прозрачной.

«Я поздравляю всех финалистов. Вы дали возможность десяткам, а то и сотням, тысяч людей познакомиться с современной качественной российской литературой. Мне кажется, что это и есть самый важный результат народного голосования. И ещё — реальная «пропаганда чтения», о которой так много говорят последние годы», - говорит член Литературной академии премии, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов.

Немного статистики. За период голосования только на сервисе Bookmate было прочитано 88 тыс. авторских листов книг, это 3,5 млрд знаков или полтора миллиона стандартных страниц.

Книги из короткого списка также приняли участие в проекте «Читающий транспорт», где были представлены 27-миллионной аудитории наземного транспорта Москвы.

Три лауреата читательского голосования на торжественной церемонии награждения, которая состоится завтра, 25 ноября 2014 года, получат памятные статуэтки «Большой книги».

О премии
Национальная литературная премия «Большая книга» учреждена в 2005 году «Центром поддержки отечественной словесности». Учредители «Центра»: «АЛЬФА-БАНК», Группа компаний «Ренова», Группа компаний «Видео Интернешнл», Роман Абрамович, Александр Мамут, Торговый дом «ГУМ», журнал «Медведь».
Соучредители премии: министерство культуры Российской Федерации, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, Институт русской литературы РАН, Российский книжный союз, Российская библиотечная ассоциация, ВГТРК, ИТАР-ТАСС, ОАО «Газпром-Медиа Холдинг», издательский дом «Комсомольская правда». 


Анатолию Курчаткину — 70 ! Наши поздравления юбиляру!

11-23-2014 просмотры 844

Seminar_Kkurchatkin

К поздравлениями ПЕН-центра присоединяются Денис Гуцко и Ирина Богатырева.

 

Денис Гуцко:
Гуцко-1
"В моей литературной судьбе Анатолий Николаевич сыграл роль исключительную.
Причем, сыграл невероятно изящно - умудрился раскрутить центральный сюжет, скользнув лишь по краешку кадра. Был 2001 год: Анатолий Николаевич приехал в Ростов-на-Дону отбирать рукописи на липкинский форум молодых авторов. Я узнал об этом в день его отъезда, принес рукопись в гостиницу, Анатолий Николаевич уже собирался на вокзал. В холле передал картонную папочку с завязочками. Все на бегу, мельком: "Спасибо. Всего хорошего". Запомнились седины, очки, осанка - и дружелюбная, но весьма сдержанная, будто бы раз и навсегда выверенная манера держаться. Я и не ждал ничего. Но позже пришло письмо: отобрали, приглашают. Тут-то я и понял, о чем были эти седины, очки, осанка... Первая публикация в "Знамени", счастье дебюта. В моей жизни - да так, наверное, у всех - если кто-нибудь отыграл важную роль, то устраивается основательно и надолго: разрастается, пускает корни. С Анатолием Николаевичем обошлось без этого. Появился, подарил - отошел в сторонку. Легкий, бережливый к словам. Кажется, я всего-то разочек поблагодарил Курчаткина за то, что он отобрал тогда мою рукопись.

Анатолий Николаевич, мы с Вами совсем немного общались. Но все эти годы я помнил - и сейчас вспоминаю с неиссякающей благодарностью - кто стал первым судьей моим текстам, кто подарил мне мой самый первый писательский шанс. Спасибо.  

С благими намерениями,
                                                     Ваш   Денис Гуцко"
Ирина Богатырева:
bogatyreva

 

"От всего сердца хочу поздравить Анатолия Николаевича Курчаткина с юбилеем!

Я знаю Анатолия Николаевича в первую очередь как преподавателя, руководителя мастер-классов для начинающих писателей. В тот период, когда только учишься, ищешь свой голос и ищешь подсказки не меньше, чем похвалы, – но еще не понимаешь, что первое можно получить с еще меньшей вероятностью, чем второе, - в такое время любую оценку своего текста воспринимаешь остро, готов спорить и искать новых оценщиков. Но к Анатолию Николаевичу я приходила несколько раз. Он умеет оценок не давать, а уж тем паче не давать советов, его суждение о тексте всегда крайне сдержанно, но оно больше с точки зрения жизни и ее законов, так что позволяет взглянуть на текст с другой перспективы – внешней.  И что может быть честнее в отношении новичков  – я не знаю".

 

ЗДЕСЬ можно посмотреть замечательный фильм "Ребро Адама" (1990)  по повести Анатолия Курчаткина "Бабий дом", режиссер Вячеслав Криштофович, в ролях Инна Чурикова, Светлана Рябова, Мария Голубкина,  Елена Богданова, Андрей Толубеев, Игорь Кваша, Ростислав Янковский и другие.

 

 

 


Кто на кого влияет? Российско-норвежская дискуссия (Non/fiction)

11-22-2014 просмотры 714

 

заставка норвежская

 

Литературная критика и общественное мнение. Кто на кого влияет? - 

Такова тема российско-норвежской дискуссии, которая пройдет 

в Музее и Общественном центре им. Андрея Сахарова

27 ноября в 19.00


Часто ли книжная рецензия выливается в дискуссию по важной общественной проблеме? А в скандал? Каким языком ведутся дискуссии и как он меняется? Нужны ли дискуссии между идейными противниками или это пустая трата времени? А как все это устроено в Норвегии – сегодня и лет сто назад? Определяет ли сложившееся общественное мнение, о каких книгах напишет обозреватель и как он их оценит – или все устроено наоборот?
В обсуждении примут участие литературные критики Константин Мильчин (Россия) и Синдре Ховденак (Норвегия), а также лингвист Ирина Левонтина и политолог Дмитрий Орешкин.

Модератор: Ольга Дробот, переводчик-скандинавист, член Русского ПЕН-центра

Послушать ЗДЕСЬ

Адрес:  Земляной Вал, 57, стр.6, м. Курская

Контакты: 8 (495) 623-44-20

secretary@sakharov-center.ru

Страница события на ФБ

 


Non/fiction 2014

11-21-2014 просмотры 683

centralnii-dom-hudozhnika3

logo-NF14

 

26 ноября в Доме Художника на Крымском Валу, откроется традиционная  книжная  ярмарка Non/fiction №14. С 26 по 30 ноября будет представлена насыщенная программа встреч, презентаций новых книг и проектов, в том числе и интерактивных для детей, автограф-сессий, дискуссий, встреч с лауреатами престижных премий. В многочисленных мероприятиях  этой выставки-ярмарки примут участие и писатели -  члены Русского ПЕН-центра. Сообщаем  график их выступлений.

С полной программой работы Non/fiction №14 можно ознакомиться ЗДЕСЬ.

 

26 ноября

15.00-16.00 Авторский Зал, зал 15   Общая программа
Презентация книги М. Кучерской "Евангельские рассказы для детей"
Организатор: Издательская группа АСТ

27 ноября

15.00 Стенды Программа на стендах
Алла Боссарт и Игорь Иртеньев представляют роман А.Боссарт «Холера» и обсуждают смеховые традиции в современной русской литературе
Организатор: Центрполиграф
Стенд: F-12

 

17.00 Стенды Программа на стендах
Автограф-сессия Владимира Войновича
Организатор: Вита Нова
Стенд: E-4

 

18.00-19.00 Пресс-центр Общая программа
Презентация нового издания романа Владимира Войновича
Организатор: Вита Нова

 

17.00-19.00 Стенды Программа на стендах
Автограф-сессия Юнны Мориц
Организатор: Издательство Время
Стенд: А-2

28 ноября

 

13.00-14.00 Стенды Программа на стендах
День детской литературы. Встреча с Ириной Горюновой
Организатор: Издательство Время
Стенд: А-2

29 ноября,  суббота

  

14.00 

14.00–15.00

 

 

 

15.00-16.00

Стенд журнала "Литературная учеба" 

 

Зона семинаров № 1

 

 

 

 


Зона Семинаров №1, зал 8


Встреча с писателем, главным редактором журнала «Литературная учеба» и ректором Литературного института Алексеем Варламовым. 

«Существует ли русская любовь?» Презентация антологии «Уроки русской любви». Автор и составитель: Мария Голованивская.

 

 

Общая программа
Жизнь поэта и диссидента. Презентация книги Людмилы Улицкой «Поэтка. Книга о памяти: Наталья Горбаневская»
Организатор: Редакция Елены Шубиной

 

16.00-17.00 Авторский Зал, зал 15 Общая программа
"Современна ли современная литература?" Презентация книги Дениса Драгунского «Отнимать и подглядывать»​
Организатор: Редакция Елены Шубиной
17.00-18.00 

17.00–18.00

Авторский зал 

Пресс-центр

Русская интеллигенция и Первая мировая война. Презентация книги Алексея ВАРЛАМОВА «Мысленный волк».

 

Общая программа
Презентация романа Валерия Залотухи "Свечка". О книге расскажут Андрей Битов, Дмитрий Быков, Андрей Немзер
Организатор: Издательство Время

30 ноября

 

15.00-16.00 Авторский Зал, зал 15 Общая программа
Творческий вечер Эдварда Радзинского. Презентация книги «Существует ли любовь, - спрашивают пожарники»
Организатор: Издательская группа АСТ

 

 

15.00-16.00 Зона Семинаров №1, зал 8 Общая программа
«Невидимая дева» и «Лёгкие миры». Презентация новой авторской серии Татьяны Толстой
Организатор: Редакция Елены Шубиной

 

16.00-17.00 Авторский Зал, зал 15 Общая программа
Альтернативная реальность и реальная альтернатива. Презентация новой книги Юрия Арабова «Столкновение с бабочкой»
Организатор: Редакция Елены Шубиной

 

 

17.00-19.00 Стенды Программа на стендах
Автограф-сессия Юнны Мориц
Организатор: Издательство Время
Стенд: А-2

 


Литературный вечер Дугласа Кеннеди в рамках Non/fiction

11-21-2014 просмотры 676

ИЗДАТЕЛЬСТВО «РИПОЛ классик»

БИБЛИОТЕКА ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ имени М.И.РУДОМИНО 

26 ноября

Литературный вечер Дугласа Кеннеди

Дуглас

В программе презентация романов Дугласа Кеннеди «Момент» и «5 дней». Дискуссия о современной литературе России и США, а также о культурном сотрудничестве наших стран. На вечере выступит Лена Элтанг (лауреат «Новой словесности» и финалист «Большой книги»), а также российские писатели и критики.

Дуглас Кеннеди — автор психологических остросюжетных бестселлеров, которые переведены на 22 языка и экранизированы.

Родился в Нью-Йорке, на острове Манхэттен, в 1955 году.  Первая книга вышла в 1988 году. Всего написано 11 романов, которые переведены на 22 языка. Несколько книг экранизированы. Самые известные фильмы по книгам Кеннеди — «Женщина из Пятого округа» (Woman in the Fifth) с Итаном Хоуком и «Человек, который хотел оставаться собой» (L’hommequivoulaitvivresavie) с Катрин Денёв.

Обладатель Большого приза Фигаро и Ордена искусств и литературы (награды Министерства культуры Франции). Самый популярный американский писатель во Франции и Ирландии.

«Кеннеди оригинально пишет о простых вещах. У него совершенно особый голос. Мне нравятся его герои — с твердым характером, но в то же время тонко чувствующие, уязвимые. В каждом из них есть какая-то тайна. Они неоднозначны, противоречивы и поэтому… очень живые». (Катрин Денёв, французская актриса)

Начало в 19.30

Овальный зал

Библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино

Адрес: ул. Николоямская, дом 6

Проезд: ст. метро «Китай-город», «Лубянка», трол.: 63, 45

ст. метро «Таганская» (кольцевая), трол.: 16, 63, ост. к/т «Иллюзион»

Телефон для справок: 8 495 915-5870, www.libfl.ru

МОСКВА 2014


Ольга Седакова: «Мысль Пушкина»

11-20-2014 просмотры 976

Ольга Седакова в лектории "Правмира" прочитала лекцию "Мысль Пушкина" .

Прочитать текст и послушать  выступление Ольги Седаковой на  видео  можно ЗДЕСЬ:

 

Седакова

 

Я очень рада участвовать в этом проекте. «Правмир» затеял прекрасное дело с этим курсом лекций, с записями. Я долго не могла выбрать, с чего же мне хочется начать – с Данте или с Пушкина, но все-таки остановилась на Пушкине.

Для начала я хотела бы сказать несколько вступительных слов. Я не пушкинист. Пушкинистика у нас – это очень высокопрофессиональная область, можно сказать, филологическая секта, и пушкинисты не любят дилетантов и с недоверием относятся к тем, кто не из их круга, а при этом решаются заниматься Пушкиным. У них, конечно, есть основания к такому недоверию.

Пушкинистика предполагает очень хорошее знание текстологии – истории текстов, вариантов, истории публикаций. К сожалению, пушкинистика занимается всерьез биографией и всем, что вокруг Пушкина в то время происходило, не различая уже каких-то бытовых деталей от смысловых. Все становится необычайно важно.

Как сказал пушкинист Цявловский: «Если мы найдем записку Пушкина к портному, то нужно встать – что-то случилось». Естественно, в это изучение входит знание круга, такой завзятый пушкинист может не Пушкина по часам перебирать, а когда Пушкин с кем встречался.

Всего этого я совершенно не знаю, не изучала и не собираюсь изучать. У нас такое отношение из всех русских писателей есть только к Пушкину. И иностранцев оно удивляет. Серена Витале, знаменитая итальянская славистка, написала как бы пародию на все это под названием «Пуговица Пушкина». Но я отношусь без малейшей насмешки к этому. Действительно, увидев записку Пушкина к портному, я бы тоже встрепенулась.

Но есть еще такие вещи, которые, мне кажется, все-таки пушкинистика традиционно недостаточно знает, не считает настолько обязательным знать, как записки к портному или в каком ресторане Пушкин обедал. Это – история русского языка, это необходимые вещи на самом деле, самые необходимые, потому что язык Пушкина и язык современности удаляются друг от друга, можно сказать, на глазах. В каждом следующем поколении этот язык становится менее понятным или понятным превратно. Поэтому у нас есть четырехтомный словарь Пушкина. (далее…)