Новости

У Нины Лиховой — юбилей! Наши поздравления!

11-13-2014 просмотры 642

Лихова-юбилей 14 11 2014

Нина Валентиновна Лихова – доцент Академии управления, автор более ста научных работ, писала стихи с ранней юности. Пережила Ленинградскую блокаду. В юности состояла в известном ленинградском литобъединении газеты «Смена» и дружила с Иосифом Бродским. Печатается с 1955 года. Член Союза писателей Москвы. На творческую дорогу ее напутствовал некогда поэт Сергей Орлов. Ее стихи читали и оценили Арсений Тарковский, Евгений Винокуров, Павел Нилин, Михаил Рощин, Фазиль Искандер…

Драматизм жизни и сложности собственной судьбы отразились в итоговом сборнике «Лихова –фамилия моя» с подзаголовком «Роман в стихах» (2010).

«Эта дерзкая, страстная и цельная книга соединяет эпическое видение времени и лирическую обнаженность», – написал об этой книге критик С. Лесневский. Высоко оценили ее поэт Кирилл Ковальджи, прозаик Александр Нежный и литературовед Марлен Кораллов.

Нина Лихова, член Русского ПЕН-центра с 2011 года.


Василий Аксенов «Одно сплошное Карузо»

11-13-2014 просмотры 809

vge3px4TXhQ

 

12 ноября в ПЕН-центре состоялась презентация недавно вышедшей в издательстве «Эксмо» книги Василия Аксенова «ОДНО СПЛОШНОЕ КАРУЗО». Составитель и автор предисловия Виктор Есипов рассказал о том, как рождался сборник, в который вошли материалы из американского архива Аксенова: рассказы, дневниковые записи, эссе и критические статьи, публицистика 1990-х годов. Большая часть материалов публиковалась в разное время в отечественной и эмигрантской периодике, некоторые вещи опубликованы впервые.

 

презентация

Виктор Есипов и Евгений Попов

Воспоминаниями о дружбе с Василием Павловичем делился Евгений Попов.

Лариса Новосельцева исполнила три песни на стихи Василия Аксенова под гитару.

Екатерина Турчанинова


Ушли из жизни два поэта

11-13-2014 просмотры 666

Калининградский ПЕН-центр в одночасье понёс невосполнимую утрату: ушли из жизни наши талантливые поэты Наталья Горбачева и Валерий Голубев.

Горбачева

Прощание В. Голубев фото IMGP5227Оба – журналисты  той русской школы, где совесть и честь были не пустым звуком, где боль душевная о родной земле и людях её искала – и находила! – Слово искреннее, часто вопреки удобному славословию. И поэзия их полнилась  этой любовью и болью, безоглядным раздариванием своего таланта и души.

И Валерий, и Наташа никогда не торопились с  публикацией своих стихов – их отношение к поэзии было трепетным и ответственным. Но это всегда была – Поэзия, выстраданная и красивая.

Они ушли, не дождавшись уже подготовленных к изданию книг.

 Но мы уверены, что Слово поэта остаётся нетленным. И наши друзья останутся непреходящими в нашей памяти, в книгах, открывающих читателю истинную любовь и тревогу – за будущее…

Калининградский ПЕН-центр

 

 


Русские писатели в Париже — салон «Русская литература»

11-11-2014 просмотры 744

Попов Иванова Сенчин в Париже Русский салон

Книжный салон "Русская литература" впервые в Париже.

В рамках салона, который прошел во французской столице с 7 по 9 ноября, были представлены как книги российских авторов, так и произведения литераторов из Франции, наиболее популярных у российских читателей, или созданные под впечатлением от России.

"Первое издание салона предполагает предоставить слово молодому поколению авторов, принявшему литературную эстафету в период глубочайших перемен России последних 20 лет, России, все еще остающейся для западного мира таинственной и завораживающей, то есть часто пугающе непонятной", — заявляют организаторы мероприятия.

афиша салона

Салон – это не только проведение литературной выставки, но и многочисленные дискуссии и круглые столы. В частности, в публичных дискуссиях принимали участие Наталья Иванова, Валерий Попов, журналист Артемий Троицкий, писатели Евгений Водолазкин, Роман Сенчин, Кира Сапгир.

В программе запланированы были автограф-сессии некоторых авторов. Встречались с читателями и подписывали книги на разных площадках  Владимир Чугунов, Андрей Аствацатуров, Герман Садулаев и целая плеяда других российских и французских авторов.

ИЗ: РИА-Новости


10 ноября — юбилей Татьяны Кузовлевой! Наши поздравления!

11-09-2014 просмотры 779

1344427611_kyzovleva

Татьяна Кузовлева: поэзия наполняет время и жизнь своими ритмами...

Владимир НУЗОВ (Нью-Джерси):

Татьяна Кузовлева — известный российский поэт, и говорили мы с ней и о финансах, и о поэзии, и о политике — словом, обо всём понемногу…


— Таня, вы окончили Литературный институт или другое высшее учебное заведение?
У Маяковского есть стихотворение «Разговор с фининспектором о поэзии»… 

— Замечательная Фаина Раневская как-то заметила, что высшее образование без «низшего» — беда. Мне повезло с «низшим» благодаря двум людям — отцу, который, несмотря на свой технический склад, прекрасно знал историю, архитектуру, музыку, живопись (что характерно для категории «бывших»), и соседке по коммунальной квартире, которую я считаю своей второй матерью, тоже из «бывших», отдавшей мне в первые десять лет моей жизни столько доброты и любви, что я и поныне живу её светом.

А что касается высшего, то я училась в Московском государственном педагогическом институте (истфак). А уже будучи членом Союза писателей, окончила Высшие литературные курсы. С Литературным институтом отношения у меня не сложились: на экзамене по советской литературе меня «завалил» некто Пухов за то, что я неправильно назвала цвет обложки (!) книги поэм советского классика Василия Федорова, — откровенно признававшийся впоследствии, что из-за темных волос принял меня за еврейку. Никогда не жалела о непоступлении туда.

— Когда и где впервые напечатаны ваши стихи? Помните тот день, свои ощущения?

Первые мои стихи были опубликованы в «Комсомольской правде» в начале шестидесятых, благодаря участию Евгении Самойловны Ласкиной, заведовавшей отделом литературы в «Комсомолке» тех лет. В тот день с рассвета я топталась у газетного киоска, скупила охапку газет. Потом позвонили из редакции: оказалось, что за это еще и деньги платят. Была потрясена.

Первым «живым» поэтом, принявшим участие в моей судьбе, был Михаил Аркадьевич Светлов. Одно из важных тогда для меня стихотворений «Мастер» посвящено ему. Где-то сохранилась даже страница «Литературной газеты» тех лет, где в рубрике «Мастера учат…» (кажется, так) был помещен снимок, сделанный известным фотографом Михаилом Трахманом: рядом с сидящим за письменным столом Светловым робко маячит мой силуэт…

(далее…)


Премия «DOMINANTE-PREIS» вручена Константину Кедрову

11-09-2014 просмотры 780

Константину Кедрову - поэту, драматургу, эссеисту, философу, филологу - вручена ежегодная мюнхенская премия "DOMINANTE-PREIS",  учрежденная литературно-художественным журналом "Доминанта" (Dominante)  и издательством Отто Загнер (Verlag Otto Sagner). кедровПремия присуждается за выдающиеся поэтические открытия и создание новых эстетических принципов в литературе. Торжественное вручение   состоялось в Толстовской библиотеке Мюнхена 6 ноября  2014 года.

 

Посмотреть церемонию вручения премии Константину Кедрову можно ЗДЕСЬ:


Звезда Кореи русскому писателю

11-08-2014 просмотры 850

kim-anatoliy

В Сеуле 7 октября произошло статусное событие: вручение высшего ордена Республики Корея «Мугунхва» ее президентом Пак Кын Хе писателю Анатолию Киму – за вклад, который через литературное творчество был внесен им в дело укрепления миролюбия и благоденствия стран и народов мира и за заслуги перед Республикой Корея.

В Культурном центре посольства Кореи состоялся торжественный вечер, приуроченный к 75-летию писателя и получению им высокой награды от исторической родины.

Орден состоит из большой  золотой звезды на грудь, а также ленты через плечо. Пафосность момента была снижена тем, что звезда не удержалась на лацкане. Присутствовавший на вечере прозаик Сергей Сибирцев объяснил это тем, что хоть орден корейский, но писатель-то русский, и предложил по русскому  обычаю обмыть награду.

10509735_315846918603570_8779702422488259458_n-800x533

(далее…)


Лев Тимофеев: Письмо коллегам

11-06-2014 просмотры 1 620
Это письмо написано как "рабочий документ" и адресовано коллегам - членам исполкома ПЕНа - то есть не для широкого обсуждения. (Полагал, что наши проблемы уместнее обсуждать на общем собрании ПЕНа.) Однако, с возражениями против моей позиции публично, с Открытым письмом выступил Ефим Бершин. Дискуссия сделалась публичной, что вынуждает меня просить обнародовать и мое мнение. Думаю, что, раз так получилось, уместно будет опубликовать и мнения других коллег-писателей.
Л. Тимофеев.

Друзья, коллеги,

В последние дни в нашем ПЕНе произошло событие, значение которого чрезвычайно велико для дальнейшей судьбы нашей организации, хотя, может быть, не всеми осознано. Между тем сделать вид, что ничего не произошло, просто не считаю возможным.

Некоторое время назад из СМИ мы узнали, что в одном из поселков Орловской области возбуждено уголовное дело против местного учителя, написавшего и разместившего в Интернете стихи «Украинским патриотам». Автора, вопреки заключению московской авторитетной экспертной комиссии,  обвиняют по статье «Экстремизм», предусматривающей до 8 лет лишения свободы. Случай, конечно, заслуживающий внимания, и по предложению нашей дирекции я написал соответствующее Заявление ПЕНа, где указал на грубое нарушение идущих к делу статей Конституции и Всеобщей декларации прав человека и на опасность такого рода репрессивного прецедента. Я предполагал, что Заявление будет подписано Исполкомом. Катя Турчанинова провела консультации, и оказалось, что никто из членов Исполкома подписать такое заявление не готов. Одни просто отмолчались, на Катин запрос не ответили. Другие отказались, мотивируя низким качеством стихов учителя («ну какой он поэт - графоман!» и т.д.) и/или их содержанием и нравственным обликом автора («вызывают омерзение», «вульгарная русофобия», «пиарится» и т.д.). То есть если бы что-то угрожало скромному талантливому поэту с патриотической направленностью – другое дело!.. В результате подписать Заявление по тем или иным причинам отказались все высказавшиеся члены Исполкома Русского ПЕН-Центра… Ну, нет так нет. Ладно, проехали…

Нет, не проехали. Приехали! Подошли к точке принципиального выбора, к которой подходили, подползали в последние месяцы. Не знаю, как каждый из вас, а я этот выбор должен сделать. А сделать его втихую не могу, не имею права. Затем и пишу.

Вы, дорогие мои друзья-коллеги, чего-то, на мой взгляд, сильно недопоняли… Речь идет не о личности учителя, не о литературных достоинствах или недостатках стихов, речь идет о прецеденте уголовного преследовании за инакомыслие. УГОЛОВНОГО. Речь идет о возрождении де-факто, в виде прецедента печальной памяти статьи 70-й «Антисоветская (теперь – антироссийская, «русофобская») агитация и пропаганда» (даже сроки сопоставимые) и статьи 190-прим «Клеветнические измышления, пророчащие советский (теперь «наш, российский») государственный и общественный строй». Оставьте без внимания этот камушек-прецедент, и лавина репрессий покатится по нарастающей. И накроет всех, кого уже сегодня  (пока словесно) шельмуют «пятой колонной», «русофобами» и т.д. Но это только на первых порах накроет убежденных либералов-западников. А в дальнейшем и всех, кто не будет придерживаться общепринятого (спущенного из инстанций) стиля мышления и формы мысли. Вспомните, где в конце 30-х оказались те, кто в конце 20-х с восторгом поддерживали (или даже определяли) политику начинавшихся репрессий.

Я не публицистику пишу, но дружеское письмо коллегам. Лет, видимо, поболее двадцати я состою членом исполкома ПЕНа. Очень хорошо помню то собрание в ДЖ, где кто-то меня включил в списки для голосования, я попытался взять самоотвод, считая, что в исполкоме должны быть литераторы более авторитетные, но Битов (с которым знакомы много-много лет), которого к тому моменту уже избрали президентом, через весь зал с трибуны крикнул мне: «Лева, ты мне нужен!» И я остался. И думаю, без ложной скромности, моя персона при менявшихся составах исполкома не ослабляла его дееспособность…  Но теперь, Андрей, точно ли я нужен? Да и ты сам – нужен ли? Да и вообще, нужен ли Русский ПЕН-Центр?

Писателю совершенно не обязательно заниматься правозащитной или какой бы то ни было иной общественной деятельностью. И состоять в ПЕНе – не обязательно. Даже наоборот – обязательно не состоять, если тебя не тревожат правовые вопросы - ничего в этом нет ущербного или постыдного. Между тем у международного ПЕН–клуба и его членов есть определенная, взятая на себя добровольно, общественная функция – она сформулирована в Хартии. Русский ПЕН-Центр, на мой взгляд, существует как раз для того, чтобы среди прочего – или даже в первую очередь - не допустить у нас в стране репрессивного преследования какого бы то ни было инакомыслия. А для чего еще? И если мы молча проходим мимо тех или иных репрессий – зачем ПЕН?

Еще раз: я пишу письмо друзьям, коллегам. Понять хочу. Мне понятна позиция поэта Ю.П. Мориц, которая своими публикациями последних месяцев – осознанно или по недо-разумению, но прямо-таки подталкивает сход репрессивной лавины – ее мнение, ее право. Но не понятна ее позиция как члена исполкома. Не  понятна мне и общая позиция большинства организации, к какой я принадлежу. Не понятно, должен ли я принадлежать к этой организации, к этому сообществу. В декабре у нас ежегодное собрание, и я до тех пор должен найти ответы на свои вопросы. Знаете, в старых диссидентских кругах было популярно такое суждение: «Мы не требуем перемен. Мы только не хотим быть соучастниками преступления». Я понимаю, нам не по силам что-либо изменить всерьез. Но заявить о своем неприятии преступлений – по силам каждому.

Господи, да каждому понятно, что если лавина пошла уже своими первыми камушками и если дальше покатится, то ПЕН накроет среди первых (вслед или вместе с «Мемориалом», «Дождем», «Новой газетой» и т.д.), – но разве эта угроза что-то меняет? Разве она должна нас останавливать? Заклеивать рты? Тут, пожалуй, позорно будет уцелеть за счет каких-то компромиссных маневров. Не так ли, коллеги? Впрочем, я никого и ни к чему не призываю, но думаю только, как мне поступить самому.

Лев Тимофеев

 

 


Ефим Бершин: Письмо в Русский ПЕН-центр

11-06-2014 просмотры 2 678

ПИСЬМО В РУССКИЙ ПЕН-ЦЕНТР

Дорогие коллеги! Я рад за тех из вас, кто отказался подписывать заявление, написанное Львом Тимофеевым. В скобках замечу, что подобных бредовых графоманских виршей, каковыми являются стихи Александра Бывшева, в интернете предостаточно, и защищать весь этот мусор нам не пристало. Автор разбираемых "стихов"  - не писатель. Наша задача - защита прав писателей. И, коль уж мы часть международного ПЕНа, то - не только российских писателей. Я возмущен тем, что наш ПЕН так и не откликнулся на гибель трех одесских поэтов, растерзанных и сожженных у Дома профсоюзов 2 мая. Я возмущен тем, что ПЕН так и не вступился за подвергнутого пыткам и искалеченного русского писателя Юрия Юрченко, которого захватили в тот момент, когда он вез больным людям в Славянске необходимые лекарства. ПЕН должен, наконец, определиться с тем, какой именно организацией он является - правозащитной или политической. Насколько я понимаю, мы все-таки правозащитники, а не политики. Я не знаю, какая комиссия и как определяла, являются ли эти стихи экстремистскими. Лично я в них вижу не просто экстремизм, а буквально призыв к уничтожению "москалей". Я категорически против того, чтобы сажать в тюрьму за стихи, но защищать подобных "учителей" тоже как-то язык не поворачивается. Так мы далеко можем зайти. И еще я очень удивлен тем, что Лев Тимофеев не отличает произведения антисоветские от русофобских. В первом случае речь шла о политическом неприятии режима, чем я и сам в свое время отличался, за что и подвергался обыскам. А во втором случае речь должна идти о самом настоящем нацизме. Это несравнимо. Так вот: рассматриваемые "стихи" - нацистские ("...что фашисты нам, что москали").  Принимать и защищать нацизм в любой его форме - отвратительно. Еще раз повторю: очень рад, что мои коллеги по ПЕНу отказались подписывать обращение Льва Тимофеева. И буду страшно удивлен и шокирован, если его все-таки кто-то подпишет.

Ефим Бершин