Новости

РОМАН-ЭПОПЕЯ «РОГ МЕССИИ» ХАНОХА ДАШЕВСКОГО: СВИДЕТЕЛЬСТВО О НЕСОКРУШИМОМ ДУХЕ

09-27-2023 просмотры 141

Рог Мессии. Обложка

Недостаточно пары хороших фильмов и нескольких запоминающихся книг, чтобы охватить тему войны, а её осмысление не кончается перечислением исторических фактов. Роман-эпопея члена Русского ПЕН-центра Ханоха Дашевского — это сочетание документальности и эмоциональных описаний судеб людей, оказавшихся в плену военных событий. О том, почему стоит обратить внимание на тетралогию «Рог Мессии» и зачем обращаться к воспоминаниям о трагическом прошлом — в рецензии., опубликованной на Портале СУБКУЛЬТУРА.

Залман Гольдштейн — житель Латвии, успешный выпускник медицинского университета Германии — один из тех, кто принял немецкую культуру как собственную, и от своей семьи ожидал того же. В его доме можно услышать латышский или немецкий, но для традиций предков там места нет. Идиш для Залмана — не более чем жаргон, который он стремится вытеснить, Палестина — страна беспорядков, азиатской пыли и грязи. Спокойный для Латвии 1938 год оказывается для семьи Гольдштейн сплошной чередой досадных неурядиц: у супругов — разлад, который они не решаются обсудить вслух, у шестнадцатилетнего сына, кажется, подростковый бунт: юноша проникся сионистскими идеями и старается навязать свои взгляды младшей сестре. Кроме того, из Палестины то и дело приходят письма с предупреждениями о надвигающейся на Латвию смертельной опасности и уговорами скорее покинуть страну. Однако как поверить таким посланиям, когда на улицах Риги тишь да благодать и, кажется, ничего не предвещает беды?

Ханох Дашевский знакомит читателя с непростыми историями членов семьи Гольдштейн, а также судьбами тех, кого им довелось повстречать. Все они — свидетели одного из самых разрушительных событий мировой истории, чей путь не ограничился Латвией. Вместе с автором читатель перемещается по Прибалтике, бывает на военных фронтах, в советском тылу, в далёкой от потрясений Америке и добирается до Палестины, которая находится под пристальным контролем Британии.

«Рог Мессии» — масштабная и многослойная работа. Это до боли правдивая история, которая бывает жуткой и безжалостной, и в то же время — трепетной и светлой. Героям романа невозможно не верить. Автор описывает людей без прикрас: с душевными терзаниями, которые не покидают их даже тогда, когда смерть кажется привлекательнее жизни, несовершенствами, свойственными человеку, и при этом — со всеми его благодетелями. И от того страшно, что за этими образами — истории реальных людей, которые пострадали совершенно незаслуженно, лишь по факту своего рождения.

Автор также представляет читателю и документальное описание трагического периода: он воссоздаёт разрушительные события Холокоста, великой трагедии еврейского народа, и мрачных историй, родившихся из-за Второй мировой войны. Писатель не скрывает деталей, рассказывает обо всех болезненных фактах так подробно, что даже несмотря на желание поверить, что это лишь художественная выдумка, приходится с ужасом признать: это реальность прошлого. И она побуждает размышлять о природе зла, о том, как ненависть становится движущим рычагом войны. При этом история поражает осознанием, что даже в такие тяжелые времена есть место ценностям, признанным вечными: бескорыстной помощи, дружбе и любви.

Мария Назаренко

На вопрос -, как зарождается исторический роман? Что делать, чтобы сохранить культурную память? И каким образом можно обрести надежду даже в самых сложных ситуациях - отвечает автор романа-эпопеи «Рог Мессии» Ханох Дашевский.

— Тетралогия «Рог Мессии» — это, несомненно, огромный труд, который требует много и физических, и душевных сил. Как Вы решились на создание подобного романа? Как и когда родился замысел?

— Я занимался поэтическим переводом, но чувствовал, что полностью выразить себя и сказать то, что хотел бы сказать, занимаясь переводом других, даже великих поэтов, не смогу. Стал писать собственные стихи, но обнаружил, что мне, поэту-переводчику, не хватает собственного поэтического почерка, да и рамки поэзии тесны. Начал писать и публиковать статьи и эссе, и на каком-то этапе понял, что и этого недостаточно. Что нужно переходить к художественной прозе, но я никогда не писал прозу и, конечно же, сомневался в своих возможностях. Меня поддержала жена, иначе я бы не решился. А замысел — он был у меня, только я и сам не думал, что история отдельно взятой семьи на фоне трагедии войны и Холокоста вырастет в масштабное полотно.

— К каким источникам Вы обращались во время подготовки к написанию книги?

— Больше всего я основывался на живых рассказах, мемуарах и воспоминаниях современников той эпохи. Это ничем нельзя заменить. Без этого материала мне вряд ли удалось бы достаточно правдиво изобразить исторический период. Это лучше и важнее для автора, чем научные источники, которыми я тоже не пренебрегал.

— Каким Вы представляете себе идеальный исторический роман?

— Если кто-то и может такой роман написать, то лишь автор-свидетель или участник событий. Остальным не обойтись без вымысла, и дальнейшее зависит от культуры писателя: либо безудержная фантазия занесёт его в непроходимые дебри, либо он сумеет благоразумно остановиться.

— Что было для Вас самым сложным при работе над «Рогом Мессии»?

— Работать над тем, чтобы читатель поверил писателю. Это и есть самое сложное.

— Для создания образа поэта Йосэфа Цимермана Вы использовали стихи собственного сочинения. Вы писали их специально для романа?

— Большую часть — да. И это крайне непросто. Стихи помогают раскрытию литературного героя. Как писать о поэте, не познакомив читателя с его творчеством? Необходимо, чтобы у него был свой поэтический голос, а кроме того, это должны быть хорошие стихи, стилизованные под эпоху и «подогнанные» под Йосэфа Цимермана. Вот здесь и пригодился мой опыт поэта-переводчика: умение настраиваться на нужную волну и входить в образ, то есть в каком-то смысле перевоплощаться в переводимого автора.

— Что можно предпринять в современных условиях для сохранения культурной памяти о трагических событиях прошлого?

— Я пишу не только о трагедии моего народа, о Холокосте, но и, хочу это подчеркнуть, о войне. Одни называют её второй мировой, другие — Великой Отечественной, и последнее как нельзя лучше отражает суть, ибо в этой войне участвовали все народы СССР. Мне кажется, что в России для сохранения памяти об этой великой оборонительной и освободительной войне делается немало. Я родился после войны, вырос на воспоминаниях и рассказах о ней и, уже приступив к роману, на определённом этапе понял, что писать об ужасе и отчаянии, которые охватили евреев Риги в считанные дни оказавшихся в нацистской ловушке, недостаточно. Необходима широкая панорама: нужно расширить рамки произведения, сделать его многоплановым, включить события, о которых автор считает важным напомнить читателю. И это именно то, что мы должны предпринять для сохранения памяти о героизме и трагизме прошлого: написать об этом.

— Как сохранять надежду, когда обстоятельства кажутся непреодолимыми?

— Трудно давать совет. Катастрофическое для СССР начало войны привело к тому, что еврейское население Литвы и Латвии в считанные дни оказалось между молотом и наковальней: между гитлеровцами и местными коллаборационистами, которые в начавшейся этнической чистке опережали хозяев. Я постарался показать в романе ту атмосферу отчаяния, которая охватила людей, когда они поняли, что поставлены не только вне закона, но и вне самой жизни. И всё же многие из них на что-то ещё надеялись, хотя помочь могло только чудо. «Надежда умирает последней» — затасканное выражение, но верное.

— Некоторые из героев романа предпочитали верить собственным глазам и личным убеждениям, выбирая игнорировать слухи о надвигающейся опасности, из-за чего оказались в сложном положении. Можно ли научиться смотреть за рамки повседневной суеты, чтобы предугадывать подобное?

— Опыт поколений и собственный жизненный опыт, казалось бы, должны были научить, но человеку свойственна инертность, а в случае, когда жизнь устроена — просто нежелание обращать внимание на то, что не вписывается в благостную картину, которую рисует убаюканное достатком и комфортом обывательское мышление. Чтобы выйти за рамки повседневности, нужно остро чувствовать опасность, иметь достаточно сил, чтобы пожертвовать устоявшимся бытом. Есть ещё один момент, который необходимо учитывать. Из довоенной Латвии можно было уехать совершенно свободно куда угодно. Присоединение страны к СССР положило этому конец, тем не менее основная масса еврейского населения вошедших в состав Советского Союза новых западных территорий не ощущала надвигающегося кошмара, полагаясь на непобедимую, как убеждала пропаганда, Красную Армию. Трагедия поражения и отхода советских войск была подлинной трагедией оставшихся без защиты перед лицом неминуемой смерти евреев.

— Какую главную идею Вашей книги Вы бы хотели донести до каждого человека?

— Это лишь на первый взгляд кажется, что книга посвящена исключительно Холокосту. Не менее важным для меня было коснуться событий, происходивших на советско-германском фронте, сказать и показать, что несмотря на ужасы, которые несёт война, есть справедливые войны, когда нет иного выхода, кроме как взять в руки оружие. И эту справедливость, которой предназначено было сокрушить абсолютное зло нацизма, олицетворяла Красная Армия, в которой, кстати, воевало немало евреев. Её ждали, как освободительницу, её призывали, как мстительницу. «Красная Армия отомстит» — кричали люди, прежде чем упасть в расстрельный ров. Я хотел ещё раз напомнить об этом.

— Каким Вы видите своего идеального читателя?

— Я согласен на не идеального тоже, учитывая ситуацию на читательском рынке. Главное, чтобы прочитали. И не потому, что я такой талантливый и здорово пишу, а потому что надо помнить о том, что происходило в те страшные годы. Просто необходимо.

https://sub-cult.ru/literatura/novinki-literatura/14067-roman-epopeya-rog-messii-khanokha-dashevskogo-svidetelstvo-o-nesokrushimom-dukhe


ПЁТР ОБРАЗЦОВ ПРЕДСТАВИЛ СВОЮ НОВУЮ КНИГУ

09-17-2023 просмотры 187

1.

16 сентября в ПЕН-центре на Неглинной состоялась презентация новой книги Петра Образцова «Под маской псевдонима. Кто и зачем скрывает свои имена». Издательство «ЛомоносовЪ» 2023.

Кто только не берет псевдонимы — писатели и актеры, политики и ученые, музыканты, певцы, художники… Перечисление фамилий составит объемную книгу. А число самих псевдонимов — у одного Чехова их около семидесяти — и вовсе не поддается счету. Пётр Алексеевич рассказал о псевдонимах наиболее известных персонажах своей книги – от Пушкина, Гоголя, Фета, Достоевского, Горького, Гайдара до Ленина, Сталина, Молотова и многих других.  Оказывается, ФИО нашего, увы, покойного члена «Дмитрий Александрович  Пригов» - это псевдоним, которым он всегда подписывал свои произведения.

Автор задается вопросом: почему тот или иной человек прячет свое настоящее имя? Истории возникновения псевдонимов следуют одна за другой, и становится ясно: для кого‑то это игра, для кого‑то — способ сказать то, что думаешь, и избежать неприятных для себя последствий. Тема очень интересная, и участники встречи засыпали автора вопросами.

Фотографии Татьяны Варлыгиной с творческой встречи с Петром Образцовым смотрите в официальной группе Русского ПЕН-центра ВКонтакте.


10 ЛЕТ БЕЗ ВАДИМА РАБИНОВИЧА (20.02.1935—18.09.2013)

09-17-2023 просмотры 142

2008

Вот уже 10 лет нет с нами  Вадима Львовича Рабиновича, долгие годы бывшего членом нашего Исполкома, подставлявший ПЕНу свое плечо – мудрый философ, потрясающий прозаик, оригинальный поэт,  словом, настоящий культуролог. Битову принадлежит фраза «Рабинович как русская идея». О нем  можно вспоминать бесконечно, мы его все обожали, утрата эта невосполнима.

В книге памяти Саши Ткаченко он написал: «А друг он был хороший. Когда-то спас меня, а теперь я  спасаю его – моей памятью о нем. О тебе, мой дорогой Ара (так мы называли друг друга). Ара, Ара…  Что ты наделал, дружок…»

Вечная память.


ПОЗДРАВЛЯЕМ С ЮБИЛЕЕМ ПЕТРА ЧЕЙГИНА!

09-12-2023 просмотры 218

IMAG0510

12 сентября исполнилось 75 лет Петру Николаевичу Чейгину, питерскому поэту, члену Русского ПЕН-центра с 2012 года. От всей души поздравляем юбиляра и желаем крепкого здоровья и неиссякаемой творческой энергии.

Сам Пётр Чейгин пишет о себе так: «Я родился в г.Ораниенбауме в 1948 году, в этом же году город был переименован в Ломоносов. До 7 лет воспитывался у бабушки в деревне Сойкино, под Ломоносовым. В июле 1955 был привезён в Ленинград, в котором учился, работал и живу до сих пор. Мой "Пернатый снег" вышел в "НЛО" в Москве в 2007 году с предисловием Ольги Седаковой, в этом же году вышла "Зона жизни" в СПб; в 2012 г. в СПб. вышла моя "Третья книга", а затем четвёртая книга - "Избранное".

В своём предисловии Ольга Седакова написала: "Его родословная очевидна: Хлебников, Мандельштам, Тарковский, все самые "нищие", самые "птичьи" поэты, очарованные самим веществом русского слова... и простой метрикой нашего стиха". Поэзия Чейгина - это глубокое погружение в текст, исследование не столько мира, сколько мира текста. Чейгин, кажется, увлечен природой поэзии гораздо сильнее, чем внешними событиями. Поэтому и его тексты - пристальный взгляд на собственные ощущения…

Пётр Чейгин награждён Международной отметиной имени отца русского футуризма Давида Бурлюка и Поэтической премией «Русского Гулливера».


К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ГРИГОРИЯ БАКЛАНОВА (11.09.1923—23.12.2009)

09-11-2023 просмотры 177

Бакланов

Участник Великой Отечественной войны, один из ярких "перестроечных" публицистов, Григорий Яковлевич Бакланов с 1986 по 1993 год  возглавлял журнал "Знамя" и был членом тогда еще Русского Советского ПЕН-центра с  самого основания – с 1989 года.

Григорий Яковлевич родился  в Воронеже. Рано осиротев, со старшим братом, студентом Московского университета, вырос в семье родственников. Окончил авиационный техникум, В 1941 г., в 17 лет, добровольцем ушёл на фронт. Воевал сначала рядовым на Северо-Западном фронте, затем командиром взвода управления артиллерийской батареи на Юго-Западном и 3-м Украинском фронтах. Был тяжело ранен, контужен. Командовал взводом, участвовал в боях на Украине, в МолдавииРумынииВенгрииАвстрии. Закончил войну начальником разведки артдивизиона.

В 1946-1951 гг. учился в Литературном институте им. А.М. Горького. Печатался с 1950 года. Начиная с повестей «Девять дней», «Пядь земли», «Мертвые сраму не имут», Бакланов открывает свою главную тему: человек на фронте, и не только со своей решимостью и готовностью к самопожертвованию, но и со всеми невыносимыми тяготами, жестокостью и несправедливостью войны.  Вестниками "окопной правды" и продолжением традиций "ремаркизма" в отечественной словесности стали и последующие сочинения Бакланова, опирающиеся на реальные события и воспоминания: повесть «Навеки — девятнадцатилетние», роман «Июль 41 года».

Молох административно-командной системы, неестественность, ложность, неправедность пути к признанию и славе, разрушающего талант и личность художника, формирующие циничных карьеристов, типичные для "городской прозы" — таковы у Бакланова аспекты жизни военного поколения в мирное время, будничный трагизм которого передается писателем с таким же отчаянием, как и фронтовое прошлое, которое, однако, в любом случае освящала высшая цель: защита Родины. Автор очерков «Темп вечной погони» и «Канада», многочисленных эссе, мемуаров, киносценариев, пьесы «Пристегните ремни» и др.


100 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ РАСУЛА ГАМЗАТОВА (8.09.1923—3.11.2003)

09-08-2023 просмотры 224

Гамзатов Р.

Известный аварский поэт, прозаик, публицист, общественный и политический деятель и переводчик Расул Гамзатович Гамзатов был членом тогда еще Русского Советского ПЕН-центра с  самого основания – с 1989 года.

Гамзатов – легендарная фигура: Герой Социалистического Труданародный поэт Дагестанской АССР, лауреат Сталинской III степени (1952), Ленинской (1963) и РСФСР имени М. Горького (1980) премий. Кавалер ордена Святого апостола Андрея Первозванного (2003) и четырёх орденов Ленина.

Расул Гамзатов начал писать стихи в 1932 году, когда ему было 9 лет. Потом его стихи начали печатать в 1937 году, в республиканской аварской газете «Большевик гор». Первая книга на аварском языке вышла в 1943 году. На аварский он переводил классическую и современную русскую литературу, в том числе Пушкина, Лермонтова, Маяковского, Есенина.

 В московском Литературном институте Гамзатов познакомился и подружился с молодыми поэтами, которые начали переводить его стихи на русский язык. Поэмы и стихи Гамзатова переводили такие известные поэты, как  Семён Липкин, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Юнна Мориц и многие другие. Особенно широко известны стали «Журавли», которые стали песней по инициативе и в исполнении Марка. Бернеса в 1969 году. Произведения Гамзатова переведены на десятки языков народов России и мира. Песней стало также стихотворение «Исчезли солнечные дни». С Гамзатовым тесно работали многие композиторы.

Расул Гамзатов был членом редколлегии журналов «Новый мир», «Дружба народов», газет «Литературная газета», «Литературная Россия», других газет и журналов. С 1951 года и до конца жизни Расул Гамзатов возглавлял писательскую организацию Дагестана. Изданы десятки его поэтических, прозаических и публицистических книг на аварском и русском языках, на многих языках Дагестана, Кавказа и всего мира..

Расула Гамзатова похоронили на старом мусульманском кладбище Махачкалы. 23 сентября 2011 года в Москве на доме 27/5 по Тверской улице, где жил поэт с 1974 по 2003 год, открыта мемориальная доска.


НОВАЯ КНИГА АЛЕКСАНДРА ЧАНЦЕВА

09-07-2023 просмотры 149

msg1175079936-13791

"Духи для роботов и манекенов" - второй сборник прозы члена Русского ПЕН-центра Александра Чанцева, литературоведа-япониста, критика, эссеиста, лауреата Премии Андрея Белого. Сотканное из рассказов, сказок, антиутопий, снов, поэзии и публицистики, повествование словно балансирует между личным дневником, метафизической хроникой и жанром максим. Фрагментарность и афористичность, нередко встречающиеся в экспериментальных текстах и грозящие недосказанностью, в книге Чанцева обретают, однако, и другие, прямо противоположные свойства - неожиданные парадоксальность и глубину, роднящие их с японскими коанами и хайку. В результате постмодернистская поэтика будто перерастает саму себя: за странной манерой письма, наследующей Эмилю Чорану, Эрнсту Юнгеру, Владимиру Казакову и Борису Останину, открывается нечто помимо пересекающихся кодов и дискурсов-тревожная и тревожащая тайна, которая есть "не то, о чем молчат, а то, что не выговаривается".


АНДРЕЙ УСАЧЁВ — ЛАУРЕАТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПРЕМИИ В ОБЛАСТИ ДЕТСКОЙ И ПОДРОСТКОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

09-04-2023 просмотры 120

photo_2023-09-01_16-51-28

Ключевым событием первого дня Московской международной детской книжной ярмарки стало вручение первой Национальной премии в области детской и подростковой литературы. Лауреатом новой премии стал член Русского ПЕН-центра, один из любимейших авторов у детей, папа знаменитой "Собачки Сони" Андрей Усачёв, получивший награду в номинации «За вклад в развитие детской литературы». Произведения Андрея Усачёва переведены на десятки иностранных языков.

Жюри возглавил советник президента РФ Владимир Толстой. В жюри премии также вошли Алексей Варламов, Дмитрий Бак, Яна Поплавская и многие другие. Премия учреждена Минкультуры и Минцифры России.

"Удивительно, что до сих пор такой премии у нас не было. Есть много хороших премий для детской и подростковой литературы, но то, что министерства решили поднять этот сегмент литературы до государственного уровня - очень важно, - заметил Владимир Толстой. - В чтении формируется душа человека и его идеалы. Хорошая книга - самое важное, что должно быть у ребёнка".

Лауреатом в номинации "Лучшее прозаическое произведение для детей" стала книга Анастасии Орловой "Грузовик, а где прицеп?" Во всех книжках про грузовик и прицеп рассматривается детско-родительский конфликт и куда он может привести. "Грузовик, а где прицеп?" - это пятая книга в серии, настоящий остросюжетный детектив для маленького читателя.


«КНИГОЙ ГОДА» СТАЛА АНТОЛОГИЯ ЛИТЕРАТУР НАРОДОВ СТРАН СНГ

09-04-2023 просмотры 135

photo_2023-09-01_13-39-56

Церемония награждения победителей национального конкурса «Книга года» состоялась в Москве в рамках 36-й Московской международной книжной ярмарки.

Победителем стала антология в трех томах «Современная литература стран СНГ. «Поэзия», «Проза», «Детская литература» (Объединенное гуманитарное издательство – ОГИ, главный редактор Максим Амелин). Кроме того, определили победителя в номинации «Проза года» — Александр Мелихов с романом «Сапфировый альбатрос». Лучшим в номинации «Поэзия года» стал сборник «Великий Блокпост. Антология донбасской поэзии 2014–2022» под авторством Анны Ревякиной.

Победителем номинации «Детям XXI века» стала Валентина Дегтева с произведением «Сбежали шахматы: обучающая сказка». Ева Немеш с книгой «Белый голубь, черный слон» стала лучшей в номинации «Поколение Некст». Награду в HUMANITAS получили Борис Мессерер — «Жизнь переходит в память. Художник о художниках» и Михаил Сеславинский — «Книжный мир Александра Бенуа: Этюды исследователя и коллекционера».

Алексей Семихатов с произведением «Всё, что движется: Прогулки по беспокойной Вселенной от космических орбит до квантовых полей» победил в номинации Non-fiction, а у «ART-книги» определились два победителя — Наталья Толстая и ее книга «Даль Толстой и чистописание», а также Игорь Олейников с «Гусями-лебедями».

Всего на конкурс было прислано более 900 книг от 108 издательств.