Частное мнение

Ответ Льву Тимофееву членов исполкома Русского ПЕН-центра

03-14-2015 просмотры 871

Константин Кедров

Лично мне стыдно только за Льва Тимофеева!
Я 20 лет в ПЕНе и 10 в Исполкоме, но такой нетерпимости к любой иной точке зрения в нашем клубе при мне ещё не было. Что-то парткомовско-обкомовское, гневно клеймящее всех, кто не Лев Тимофеев. Тут нет ничего общего со взвешенным и доброжелательным посланием Финского ПЕНа и с не менее взвешенным и доброжелательным ответом нашего клуба.

P.S.Что касается воображаемого кризиса и раскола в ПЕНе, то лично я ничего такого не наблюдаю. Цивилизованная дискуссия по разным проблемам - явление вполне нормальное. Лично я точку зрения Льва Тимофеева не наделяю какими-либо эмоциональными эпитетами. Готов даже допустить, что она совсем не лукавая, а абсолютно искренняя.

Евгений Попов

Дорогой Лев, мы знакомы не первый год, и я пишу тебе откровенно. Ответ  Константина Кедрова, который вызвал такое раздражение  у тебя, на мой взгляд  - сбалансированный, честный, разумный, уважительный по отношению к нашим финским коллегам, тревогу которых мы разделяем, о чем ясно сказано в начале письма: «принципиальной разницы между нашими позициями» нет. Странно, что ты считаешь эту ПРАВДУ лукавством и не стесняешься лепить ярлыки на тех, кто смеет думать иначе, чем ты.

Хотелось бы знать, какая именно «точка зрения» тебя не устраивает? То, что мы:

«…за скорейший мир на Украине?»

«… за эффективное и скорейшее расследование убийства Немцова?»

Или ты  против того, что «Права человека не могут носить избирательный характер?»

Не согласен с тем, что «Время односторонних категорических утверждений и ультиматумов, а также двойных стандартов должно уйти в печальное прошлое?»

Или, что мы «призываем и себя, и наших коллег к максимальной объективности»?

Что в этом ужасного? За что нам должно быть стыдно?

Впрочем, и ты весьма откровенно сообщаешь в конце письма, что тебя просто-напросто не устраивает тенденция  «которая проявилась в последние месяцы в позиции и деятельности руководителей ПЕНа».

Извини, но тенденция эта заключается в том, что Русский ПЕН - не политическая партия. ПЕН независим. ПЕН не играет «в одни ворота». ПЕН утЕшает и утИшает, исповедуя «абстрактный гуманизм», столь ненавистный большевикам разных оттенков и мастей. Боюсь, что тебя уже поздно уговаривать, ты человек непреклонной, но сообщаю тебе, что по моему мнению твой скандальный выход из ПЕНа будет только на радость многочисленным супостатам нашей ПИСАТЕЛЬСКОЙ организации.

Твой Евгений Попов

Вячеслав Карпенко 

Мне никоим образом не стыдно за достойное и взвешенное письмо Константина Кедрова от имени Исполкома. Меня поражает агрессивная категоричность коллег, говорящих о демократии и не желающих если не принимать, то уважать иное мнение, кроме собственного. Им не вредно перечитать Хартию ПЕН-клуба. Наш ПЕН, слава богам, не партия одномыслия (никогда не состоял ни в каких "партиях"), а вот это неумение (нежелание) услышать иное мнение или взгляд и разрушает любую возможность выхода из кризиса. Основное право человека в мире - право на жизнь - в равной степени должны иметь и те люди, что погибали под "градами" АТО, сожжённые и добиваемые в Одессе, во взрывах Харькова... И любая торопливость в выводах, как и тенденциозность, неприемлема и опасна, рождая противостояние, ненависть, кровь.

Ефим Бершин

Мне лично очень жаль, что Лев Тимофеев, столько лет работавший в ПЕНе и много сделавший, принял такое решение. В по-настоящему демократической организации наличие разных мнений - непременное условие. Наверно, что-то у нас не так, если иная позиция, иной взгляд на события, высказываемый оппонентами, понуждают людей к уходу. Я лично просил бы Льва Тимофеева остаться. Но при этом нужно еще раз объяснить всем, что Исполком ПЕНа не может и не должен принимать решения, основанные на какой-либо пропаганде, российской или зарубежной, не подтвержденной никакими фактами, что, к сожалению, сделали наши финские коллеги и друзья. Факт - это то, что можно обсуждать с разных точек зрения. А при отсутствии фактов обсуждать нечего. По-моему, это аксиома.

 


Лев Тимофеев: Письмо о выходе из Русского ПЕН-центра

03-14-2015 просмотры 645

Тимофеев Лев

 

Членам Русского ПЕН-Центра

Друзья и коллеги,

С 11 марта с.г. я решил прекратить свое членство в Русском ПЕН-Центре. Поскольку некоторых из вас я рекомендовал для принятия в ПЕН, за многих из вас голосовал при приеме, будучи членом исполкома, я не могу теперь уйти, не объяснив, хотя бы вкратце, почему поступаю именно так. Лет эдак 25 я состоял в этой достойной организации, работал в исполкоме, инициировал и написал ряд документов, которые были в разные годы опубликованы от имени исполкома и  ПЕНа в целом. Все эти годы я с удовлетворением осознавал, что и мое имя есть в ряду тех  имен, с которыми общественное мнение связывало деятельность ПЕНа. Вместе с другими я нес ответственность за его деятельность…  В последнее время наша организация переживала серьезный кризис, связанный с проявившимися диаметрально противоположными, непримиримыми расхождениями в оценках того, что происходит в стране и вокруг.  Моя личная оценка ситуации и в стране, и в ПЕНе достаточно хорошо известна из текстов, опубликованных и получивших широкий общественный резонанс, – и я не буду здесь повторяться.  Скажу только, что перед декабрьским общим собранием попросил изъять мою кандидатуру из списка кандидатов в члены исполкома.  Однако я не торопился выходить из ПЕНа, поскольку надеялся, что, несмотря на разницу во мнениях, изменения в кадровом составе руководящих органов, невнятные реакции на факты нарушения свободы слова в стране (или вовсе отсутствие реакции), несмотря на все это сама структура ПЕНа в критический момент поможет  нашей организации стать важным инструментом общественной защиты прав и свобод у нас в стране – в соответствии с нашей Хартией и Всеобщей Декларацией прав человека… Теперь эта надежда сильно приугасла. Произошло это по причине вполне конкретной,  и о ней буквально несколько слов.  Несколько дней назад наши коллеги из Финского ПЕН-Центра, с которыми мы всегда дружили и плодотворно сотрудничали, опубликовали Заявление «В защиту гражданского общества в России, в защиту мира. Светлой памяти Бориса Немцова». С ним можно ознакомиться на сайте ПЕНа. Там же опубликован и «Ответ финским  коллегам», который «от имени исполкома» подписан Константином Кедровым. Ответ насквозь лукавый, полностью в духе той позиции, которую ежедневно, ежечасно навязывают общественному мнению пропагандисты официальных СМИ… Мне стыдно. Мне стыдно состоять в одной организации с людьми, придерживающимися точки зрения, выраженной в «Ответе…» Стыдно, что эта точка зрения обнародована в официальном документе «по поручению исполкома». Стыдно перед финскими коллегами, с некоторыми из которых был знаком лично. Стыдно перед коллегами во всем мире, которые выступают против постоянного нарушения основных прав и свобод у нас в стране и выражают свою солидарность с теми, кто пытается противостоять накрывающей нас волне лжи, дезинформации, агрессивной пропаганды.  Я хочу решительно отмежеваться от «Ответа», который видится мне не случайной оговоркой, но закономерным следствием той тенденции, которая проявилась в последние месяцы в позиции и деятельности руководителей ПЕНа. Мне стало стыдно оставаться членом Русского ПЕН-Центра, и я выхожу прочь.

                                                                                                                                Лев Тимофеев


Владимир Войнович: Открытое письмо Президенту

03-02-2015 просмотры 828

Открытое письмо Владимира Войновича президенту России

Господин Президент!

Если молодая украинская героиня Надежда Савченко умрет в российской тюрьме от голода, это, может быть, никак не оскорбит чувства вашего электората. Но вам следует подумать о том, какое впечатление это произведет на мировое общественное мнение. Вполне возможно и легко предсказуемо, что оно отреагирует на это даже острее, чем на присоединение Крыма и войну в Донбассе. Люди так устроены, что иногда смерть одного человека потрясает их больше, чем гибель сотен на поле боя. Отношение к вам за пределами нашей страны и сейчас незавидное, но после смерти Савченко вам лучше будет не появляться в столицах западных государств. Толпы людей будут встречать вас оскорбительными выкриками и швырянием в вас чем-нибудь дурно пахнущим. А имя Савченко станет нарицательным. О ней будут слагать легенды, писать книги, снимать фильмы и называть ее именем улицы и площади.
Пожалуйста, не позорьте лишний раз себя и Россию и не допустите гибели этой отважной женщины.
Судя по вздорности обвинений, которые ей предъявлены, она должна быть просто освобождена.

Владимир Войнович

Москва,

25.02.15

ИСТОЧНИК: "Открытая Россия"

 


Аркадий Арканов: Обращение к Президентам, Премьер-министрам, Царям…

02-16-2015 просмотры 18 353

Арканов1

 

Обращение члена Исполкома Русского ПЕН-центра

Аркадия Арканова

к 

Президентам, Премьер-министрам,

Королям, Царям, Императорам, Диктаторам

 

Уважаемые господа Президенты, Премьер-министры,

Короли, Цари, Императоры, Диктаторы!

          Пока еще есть время, задумайтесь над тем, что сталкивание вверенных вам стран, народов и наций говорит о том, что ваше сознание находится сегодня под полным влиянием Сатаны!
Если взглянуть на Землю с небесной высоты, то вся наша планета выглядит, как обыкновенный муравейник, населенный абсолютно одинаковыми муравьями. И не различить, кто из этих муравьев Президент, а кто чернорабочий, кто олигарх, а кто нищий, кто темнокожий, а кто белый, кто русский, а кто американец, кто араб, а кто еврей.
Сегодня, в век невероятного подъема военно-технического прогресса, любая военная вспышка приведет к гигантскому взрыву, в результате которого погибнет ВСЕ живое на Земле, и наша планета покроется слоем пепла. И уже не будет иметь никакого значения, у кого БЫЛО больше нефти, а кого БЫЛО больше мяса. И уже не важно будет, кто кому и сколько БЫЛ должен, и кто в какого Бога верил.
И даже вас, и ваших родителей и детей, и ваших родных и близких не спасут самые надежные убежища!
Я обращаюсь к вам! Пока не поздно, соберитесь все вместе, пожмите друг другу руки, обнимитесь и поделитесь тем, чем вы богаты, с теми, кому этого не хватает. Избавьтесь от сатанинского вируса! Иначе наступит вселенская кода, именуемая апокалипсисом! И только один Сатана, мечтающий об этом многие тысячи лет, испытает бешеное наслаждение...

Аркадий Арканов – один из миллиардов
обыкновенных земных муравьев.


Людмила Улицкая — Евгений Попов: Дискуссия

01-29-2015 просмотры 6 956


Людмила Улицкая

Улицкая-Урал толстяки

ПИСЬМО В ПЕН

Уважаемые коллеги! Я не позволила себе до сегодняшнего дня публично высказываться по поводу сложившейся ситуации, потому что послужила невольной причиной скандала в ПЕНе, и, поверьте, это совершенно не входило в мои планы, равно как и «рейдерский захват», в котором обвинил меня наш уважаемый президент А. Г. Битов минувшей осенью.

Сейчас, по прошествии времени, видя, что какая-то пена все еще не улеглась, я решилась высказать свое мнение. Я отдаю себе отчет в том, что возникший в ПЕНе раскол совершенно закономерен и вполне отражает раскол во всем обществе. Во всех слоях общества есть люди, безоговорочно поддерживающие действия правительства, одобряющие «генеральную линию партии», и люди, которые этого не делают, не одобряют, не поддерживают. Называть первых «патриотами», а вторых «нац.предателями» и «пятой колонной» - эта старая советская традиция, всегда используемая властью по отношению к любой критической оппозиции, что справа, что слева.

Надо ли мне оправдываться и доказывать, что только боль за наш нищающий народ, приведенную недальновидными начальниками к экономическому краху страну, стыд за алчное и бессовестное руководство, толкающее мир к войне, вынуждают меня высказываться полно и определенно. Не из желания оправдаться, а исключительно ради прояснения ситуации, которая мутна и довольно гнусна.

До конца минувшего года я занимала пост вице-президента ПЕНа и входила в исполком. После встречи с международным руководством ПЕНа более года тому назад, после высказанного руководством ПЕНа недоумения по поводу инертности русского ПЕНа, с чем я вполне согласилась, я потратила некоторые усилия, чтобы привлечь в ПЕН несколько десятков молодых и активных людей из числа писателей, журналистов и издателей. Совместно с моими единомышленниками был организован ФБ и обновлен сайт ПЕН-центра. Действительно были опубликованы достаточно острые документы, в основном, на Фейсбуке, из числа тех, что уже проходили по другим источникам. Посещаемость сайта поднялась раз в сто.

Я получила от исполкома упрек в том, что я ответственна за неправильную политику ПЕНа, который является организацией правозащитной, а не политической. Надо ли в сегодняшней обстановке говорить о том, что провести границу между правозащитной и политической деятельностью в наших условиях невозможно. Иначе мы превратимся в организацию по защите прав собачек и кошек.

Как только было опубликовано упомянутое письмо Битова (Зачем? Я готова была с ним встретиться и немедленно остановить всю мою деятельность в рамках ПЕНа), я сняла с себя все полномочия, о чем и заявила накануне общего собрания.

Я остаюсь рядовым членом ПЕНа, но, если мои коллеги что-то имеют против, я готова с сегодняшнего дня приостановить свое членство.

Людмила Улицкая

Фото Людмилы Улицкой - © ИТАР-ТАСС/Артем Коротаев

 

 

 

Евгений Попов

Попов

Все в письме Людмилы Улицкой понятно и откровенно наглядно, особенно про привлечение в ПЕН нескольких  «десятков молодых и активных людей из числа писателей, журналистов и издателей».  С нарушением процедур Устава, кстати, о чем, собственно, и говорилось на том собрании. Бывший вице-президент ПРАВОЗАЩИТНОЙ ПИСАТЕЛЬСКОЙ  организации полагает, что «провести границу между правозащитной и политической деятельностью в наших условиях невозможно». Но в Уставе ПЕНа эта грань определена весьма четко. Именно против превращения писательской организации в «политическую», да к тому же односторонне ангажированную и выступали многие на том памятном собрании. И никакого «раскола» у нас нет. «Раскол» – это у политиков, у нас обыкновенный обмен мнениями СВОБОДНЫХ ЛЮДЕЙ, что наглядно демонстрирует наш сайт, где Юнна Мориц спорит со Львом Тимофеевым, Андрей Битов тревожится о будущем ПЕНа, а Марина Тарасова остро реагирует на ПРОПАГАНДИСТСКИЙ выпад телевизионного политикана Пушкова.

Ну, а милый Лева Рубинштейн, которому «хочется погорячее», с ней полемизирует.
А я вот, возможно, буду за толерантной кружкой пива полемизировать с ним, когда встретимся. Напомню ему, что именно тот факт, когда группа людей, несомненно, имеющая право на свое мнение, выступает, подписывает заявления и извиняется от имени ВСЕГО ПЕНА и возмутил БОЛЬШИНСТВО участников собрания, о чем и свидетельствуют итоги голосования. Напомню, что писатели – они разные, это «пушковы» всех стран одинаковые. Скажу, что любую пропаганду я видал в гробу, где ей и место. И что Лев совершенно прав, когда пишет, что  «зарвавшихся и завравшихся клеветников надо время от времени ставить на место». Но только ВСЕХ клеветников, а не только отечественных. Авось и достигнем консенсуса. Отвечать же «пушковым» серьезным заявлением ПЕНа будет много чести, мало ли кто что сейчас по «ящику» болтает, когда весь мир окончательно сошел с ума!


Лев Рубинштейн: Ответ коллеге Марине Тарасовой

01-28-2015 просмотры 5 949

На сайте Российского ПЕН-центра я прочитал текст коллеги Марины Тарасовой, в котором выражается недовольство и даже возмущение по поводу одной из телепередач «Постскриптум» на канале ТВЦ, в которой «была дана необъективная, порочащая ПЕН-клуб оценка в связи с его позицией относительно войны на Украине».

Оно, конечно, правильно: зарвавшихся и завравшихся клеветников надо время от время ставить на место. И это, пожалуй, единственное, с чем я склонен согласиться.

Мне, увы, не очень понятна общая позиция уважаемой коллеги.

(далее…)


Лев Тимофеев — Юнна Мориц: Дискуссия о ярлыках и оппозиции

01-19-2015 просмотры 1 667

timofeevlev

Лев Тимофеев

ИРОНИЯ И ПАФОС

 

Больше всего я боюсь, что кто-то увидит в этом тексте некий призыв или, что еще хуже, укор. Нет, пожалуйста, читайте это лишь как отвлеченные размышления – так, дневниковая запись. Разговор с самим собой, не более того.

В последние месяцы я как-то спокойно относился к ярлыкам типа «пятая колонна», «русофобы», «агенты госдепа» и тому подобным, которые навешиваются на  оппозиционеров. Поскольку я и сам уж никак не сторонник нынешней политической линии, то понимал, что вся эта ядовитая злобная брань, несущаяся с экрана телевизора, напечатанная на бумаге,  разлитая в интернете, относится и ко мне.  Ну и что? Я – русофоб?  Я – агент госдепа? Смешно… Мы помним, конечно, совет классика: проявляйте иронию и жалость... Ирония спасает. Ну, например, позволяет не опускаться до тех же интонаций злобы и ненависти, какими исполнено все, что звучит с телеэкрана… Но, братцы, мы же понимаем, что все эти ярлыки – это ничто иное, как публичное лишение прав. Нас планомерно и целенаправленно выводят за пределы действия закона или, говоря актуальным ныне тюремным языком, нас «опускают». Мы посмеиваемся, иронизируем. Но раз посмеемся, два посмеемся, а третий – как бы плакать не пришлось… Вот случайно попалась на глаза ссылка: «Улицкая и пр. – на службе у нацизма». Не слабо! (далее…)


Лев Тимофеев: Письмо коллегам

11-06-2014 просмотры 1 520
Это письмо написано как "рабочий документ" и адресовано коллегам - членам исполкома ПЕНа - то есть не для широкого обсуждения. (Полагал, что наши проблемы уместнее обсуждать на общем собрании ПЕНа.) Однако, с возражениями против моей позиции публично, с Открытым письмом выступил Ефим Бершин. Дискуссия сделалась публичной, что вынуждает меня просить обнародовать и мое мнение. Думаю, что, раз так получилось, уместно будет опубликовать и мнения других коллег-писателей.
Л. Тимофеев.

Друзья, коллеги,

В последние дни в нашем ПЕНе произошло событие, значение которого чрезвычайно велико для дальнейшей судьбы нашей организации, хотя, может быть, не всеми осознано. Между тем сделать вид, что ничего не произошло, просто не считаю возможным.

Некоторое время назад из СМИ мы узнали, что в одном из поселков Орловской области возбуждено уголовное дело против местного учителя, написавшего и разместившего в Интернете стихи «Украинским патриотам». Автора, вопреки заключению московской авторитетной экспертной комиссии,  обвиняют по статье «Экстремизм», предусматривающей до 8 лет лишения свободы. Случай, конечно, заслуживающий внимания, и по предложению нашей дирекции я написал соответствующее Заявление ПЕНа, где указал на грубое нарушение идущих к делу статей Конституции и Всеобщей декларации прав человека и на опасность такого рода репрессивного прецедента. Я предполагал, что Заявление будет подписано Исполкомом. Катя Турчанинова провела консультации, и оказалось, что никто из членов Исполкома подписать такое заявление не готов. Одни просто отмолчались, на Катин запрос не ответили. Другие отказались, мотивируя низким качеством стихов учителя («ну какой он поэт - графоман!» и т.д.) и/или их содержанием и нравственным обликом автора («вызывают омерзение», «вульгарная русофобия», «пиарится» и т.д.). То есть если бы что-то угрожало скромному талантливому поэту с патриотической направленностью – другое дело!.. В результате подписать Заявление по тем или иным причинам отказались все высказавшиеся члены Исполкома Русского ПЕН-Центра… Ну, нет так нет. Ладно, проехали…

Нет, не проехали. Приехали! Подошли к точке принципиального выбора, к которой подходили, подползали в последние месяцы. Не знаю, как каждый из вас, а я этот выбор должен сделать. А сделать его втихую не могу, не имею права. Затем и пишу.

Вы, дорогие мои друзья-коллеги, чего-то, на мой взгляд, сильно недопоняли… Речь идет не о личности учителя, не о литературных достоинствах или недостатках стихов, речь идет о прецеденте уголовного преследовании за инакомыслие. УГОЛОВНОГО. Речь идет о возрождении де-факто, в виде прецедента печальной памяти статьи 70-й «Антисоветская (теперь – антироссийская, «русофобская») агитация и пропаганда» (даже сроки сопоставимые) и статьи 190-прим «Клеветнические измышления, пророчащие советский (теперь «наш, российский») государственный и общественный строй». Оставьте без внимания этот камушек-прецедент, и лавина репрессий покатится по нарастающей. И накроет всех, кого уже сегодня  (пока словесно) шельмуют «пятой колонной», «русофобами» и т.д. Но это только на первых порах накроет убежденных либералов-западников. А в дальнейшем и всех, кто не будет придерживаться общепринятого (спущенного из инстанций) стиля мышления и формы мысли. Вспомните, где в конце 30-х оказались те, кто в конце 20-х с восторгом поддерживали (или даже определяли) политику начинавшихся репрессий.

Я не публицистику пишу, но дружеское письмо коллегам. Лет, видимо, поболее двадцати я состою членом исполкома ПЕНа. Очень хорошо помню то собрание в ДЖ, где кто-то меня включил в списки для голосования, я попытался взять самоотвод, считая, что в исполкоме должны быть литераторы более авторитетные, но Битов (с которым знакомы много-много лет), которого к тому моменту уже избрали президентом, через весь зал с трибуны крикнул мне: «Лева, ты мне нужен!» И я остался. И думаю, без ложной скромности, моя персона при менявшихся составах исполкома не ослабляла его дееспособность…  Но теперь, Андрей, точно ли я нужен? Да и ты сам – нужен ли? Да и вообще, нужен ли Русский ПЕН-Центр?

Писателю совершенно не обязательно заниматься правозащитной или какой бы то ни было иной общественной деятельностью. И состоять в ПЕНе – не обязательно. Даже наоборот – обязательно не состоять, если тебя не тревожат правовые вопросы - ничего в этом нет ущербного или постыдного. Между тем у международного ПЕН–клуба и его членов есть определенная, взятая на себя добровольно, общественная функция – она сформулирована в Хартии. Русский ПЕН-Центр, на мой взгляд, существует как раз для того, чтобы среди прочего – или даже в первую очередь - не допустить у нас в стране репрессивного преследования какого бы то ни было инакомыслия. А для чего еще? И если мы молча проходим мимо тех или иных репрессий – зачем ПЕН?

Еще раз: я пишу письмо друзьям, коллегам. Понять хочу. Мне понятна позиция поэта Ю.П. Мориц, которая своими публикациями последних месяцев – осознанно или по недо-разумению, но прямо-таки подталкивает сход репрессивной лавины – ее мнение, ее право. Но не понятна ее позиция как члена исполкома. Не  понятна мне и общая позиция большинства организации, к какой я принадлежу. Не понятно, должен ли я принадлежать к этой организации, к этому сообществу. В декабре у нас ежегодное собрание, и я до тех пор должен найти ответы на свои вопросы. Знаете, в старых диссидентских кругах было популярно такое суждение: «Мы не требуем перемен. Мы только не хотим быть соучастниками преступления». Я понимаю, нам не по силам что-либо изменить всерьез. Но заявить о своем неприятии преступлений – по силам каждому.

Господи, да каждому понятно, что если лавина пошла уже своими первыми камушками и если дальше покатится, то ПЕН накроет среди первых (вслед или вместе с «Мемориалом», «Дождем», «Новой газетой» и т.д.), – но разве эта угроза что-то меняет? Разве она должна нас останавливать? Заклеивать рты? Тут, пожалуй, позорно будет уцелеть за счет каких-то компромиссных маневров. Не так ли, коллеги? Впрочем, я никого и ни к чему не призываю, но думаю только, как мне поступить самому.

Лев Тимофеев

 

 


Ефим Бершин: Письмо в Русский ПЕН-центр

11-06-2014 просмотры 2 607

ПИСЬМО В РУССКИЙ ПЕН-ЦЕНТР

Дорогие коллеги! Я рад за тех из вас, кто отказался подписывать заявление, написанное Львом Тимофеевым. В скобках замечу, что подобных бредовых графоманских виршей, каковыми являются стихи Александра Бывшева, в интернете предостаточно, и защищать весь этот мусор нам не пристало. Автор разбираемых "стихов"  - не писатель. Наша задача - защита прав писателей. И, коль уж мы часть международного ПЕНа, то - не только российских писателей. Я возмущен тем, что наш ПЕН так и не откликнулся на гибель трех одесских поэтов, растерзанных и сожженных у Дома профсоюзов 2 мая. Я возмущен тем, что ПЕН так и не вступился за подвергнутого пыткам и искалеченного русского писателя Юрия Юрченко, которого захватили в тот момент, когда он вез больным людям в Славянске необходимые лекарства. ПЕН должен, наконец, определиться с тем, какой именно организацией он является - правозащитной или политической. Насколько я понимаю, мы все-таки правозащитники, а не политики. Я не знаю, какая комиссия и как определяла, являются ли эти стихи экстремистскими. Лично я в них вижу не просто экстремизм, а буквально призыв к уничтожению "москалей". Я категорически против того, чтобы сажать в тюрьму за стихи, но защищать подобных "учителей" тоже как-то язык не поворачивается. Так мы далеко можем зайти. И еще я очень удивлен тем, что Лев Тимофеев не отличает произведения антисоветские от русофобских. В первом случае речь шла о политическом неприятии режима, чем я и сам в свое время отличался, за что и подвергался обыскам. А во втором случае речь должна идти о самом настоящем нацизме. Это несравнимо. Так вот: рассматриваемые "стихи" - нацистские ("...что фашисты нам, что москали").  Принимать и защищать нацизм в любой его форме - отвратительно. Еще раз повторю: очень рад, что мои коллеги по ПЕНу отказались подписывать обращение Льва Тимофеева. И буду страшно удивлен и шокирован, если его все-таки кто-то подпишет.

Ефим Бершин