Заявление Общественного комитета в защиту Григория Пасько

 
В Администрацию Президента РФ
В Минюст РФ
В ГУИН МЮ РФ
В горсуд г Уссурийск
Специальному докладчику Совета Европы по делу Г. Пасько 
В информационные агентства и СМИ
 
26 декабря 2002 г.

 

25 декабря Григорий Пасько отбыл тот срок наказания, который призван законодательством достаточным для рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении.
 
10 декабря на предложение Алексея Симонова способствовать условно-досрочному освобождению Григория Пасько Президент России сказал "Надо делать!" (Лично Симонову и - дословно).
 
24 декабря министр юстиции Ю.Чайка сообщил высокопоставленному чиновнику Президентского аппарата, что Григорий Пасько "категорически отказывается от условно-досрочного освобождения".
 
24 декабря вечером заместитель министра юстиции Начальник ГУИН МЮ РФ Ю. Калинин сообщил Симонову, что сведения, которыми располагает министр юстиции, получены месяц назад из колонии, в которой содержится Пасько (стало быть, именно через ГУИН и его начальника эти сведения и получены).
 
25 декабря заместитель министра юстиции признал, что сведения, которые через него поступили к министру (а потом и в президентскую администрацию! а потом, может, и к Президенту?), ошибочны, но это не важно, так как отношение Пасько к совершенному преступлению по действующей Инструкции делает бесперспективной процедуру УДО.
 
Давайте заглянем в документы России, устанавливающие правила условно-досрочного освобождения.
 
Уголовно-исполнительный кодекс РФ ст. 175 ...В представлении об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания и помиловании должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к учебе и труду во время отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию.
 
Инструкция о подготовке и рассмотрении документов по представлению осужденных к лишению свободы к условно-досрочному освобождению... (Утверждена приказом ГУИН МЮ РФ 13 июля 2001 г. № 127)
1.3 Основанием для подготовки документов по представлению осужденного к условно-досрочному освобождению... является фактическое отбытие осужденным определенного срока наказания...
2.2 На каждого осужденного, отбывшего часть срока наказания, установленного законом, начальник отряда составляет характеристику (приложение №1), в которой должны быть изложены подробные сведения о нем и мнение о возможности представления к условно-досрочному освобождению...
 
Приложение № 1 к Инструкции
Характеристика
Осужденного, содержащегося в исправительном учреждении...
(поведение, отношение к учебе, труду, участие в общественной жизни коллектива, взаимоотношения в коллективе, взаимоотношения с родителями, характер, отношение к преступлению, отмечаемые изменения в личности и пр.)
Начальник отряда (подпись)
Согласовано...
Вот она - та самая инструкция, на которую ссылается Начальник ГУИН. В ней действительно предписано отразить отношение осужденного к инкриминируемому ему преступлению. Так отразите!
Отношение Григория Пасько сформулировать нетрудно: он не совершал и, тем более, не собирается совершать никаких преступлений, однако, в силу того, что он является законопослушным гражданином, он в настоящее время добросовестно исполняет требования уголовно-исполнительного законодательства.
И такое отношение не противоречит высоким целям и задачам уголовно-исправительной системы. Что легко подтвердить еще одной цитатой:
Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации имеет своими целями исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами. Задачами уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации являются регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определение средств исправления осужденных, охрана их прав, свобод и законных интересов, оказание осужденным помощи в социальной адаптации. (ст 1 УИК РФ)
 
Следовательно, при отсутствии иных оснований указанное отношение Пасько к инкриминируемому преступлению не может препятствовать применению в отношении него процедуры условно-досрочного освобождения. А других препятствий нет. Поведение в заключении, отношение к труду и режиму - все соответствует требованиям закона. Так отпустите!
 
Может Начальник ГУИН не читает инструкции и приказы, которые сам же и подписывает?
Но более вероятно, что в министерстве юстиции (а вдруг и во всей стране?) кроме писаного права существует и какое-то устное Уложение. Может, говорят и пишут они все, как принято в цивилизованном мире, а слышат и понимают что-то свое. Тогда хорошо бы знать этот русско-русский словарь, согласно которому "отношение к преступлению", указанное в документах, означает "деятельное раскаяние", применяющееся на практике.
Интересно, а Президент знает этот русско-русский? И как на практике переводится его заверение в традиционном уже декабрьском прямом эфире с российскими гражданами, что он абсолютно удовлетворен поступающей и подготовленной для него информацией?
И еще более интересно: где готовят эти словари и грамотных переводчиков?
Ответ на последний вопрос найти можно.
Несколько месяцев назад г-н Робер Менар (глава всемирно-известной организации "Репортеры без границ") направил письмо Министру юстиции России, в котором просил разрешения посетить Григория Пасько в колонии. Письмо сначала потеряли, потом - не нашли, потом - искали...
Два дня назад заместитель начальника ГУИН г-н Логачев сообщил Фонду защиты гласности, что вопрос находится в стадии согласования с ФСБ.
Вы помните как были удовлетворены правоведы, когда состоялась передача мест лишения свободы в Минюст? Теперь, мол, у нас все цивилизованно. Теперь обвинители и исполнители наказания разделены. Это для тех, кто не умеет переводить наши правила с русского писанного на русский практический...
 
Мы, нижеподписавшиеся, требуем, чтобы практика исполнения законов не перечеркивала их гуманно-правового содержания.
 
 
Андрей Битов, президент Русского ПЕН-центра
Александр Мисаилов, журналист-эколог
Карен Нерсисян, юрист
Наум Ним, главный редактор журнала Индекс/Досье на цензуру
Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности
Александр Ткаченко, директор Русского ПЕН-центра
Лев Федоров, президент Союза "За химическую безопасность"
Юрий Шмидт, адвокат, председатель Российского комитета адвокатов в  защиту прав человека.
Алексей Яблоков, Президент Центра Экологической политики России.

Русский ПЕН-центр